• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
04:05 

Забавненькое... и не оно одно.

Самый короткий гороскоп.
Овен
думает — много
говорит — мало
делает — правильно
Телец
думает — о многом
говорит — убедительно
делает — как получится
Близнецы
думает — о себе
говорит — что думает
делает — думает что очень хорошо
Рак
думает — постоянно
говорит — заманчиво
делает — что укажут
Лев
думает — точно
говорит — лишнее
делает — то, от чего не удалось отвертеться
Дева
думает — одно
говорит — другое
делает — третье, но хорошо
Весы
думает — лишнее
говорит — честно
делает-ответственно
Скорпион
думает — сосредоточено
говорит — точно
делает — что нравится
Стрелец
думает — что только он…
говорит — что все кроме него…
делает — чужими руками
Козерог
думает — что в голову придёт
говорит — то, до чего додумался
делает — что умеет
Водолей
думает — «а что надо?»
говорит — «ну если надо»
делает — лучше всех
Рыбы
думает — что никто не знает
говорит — умничает
делает — в зависимости от того, будут ли проверять работу

Есть такая литературная серия - пока не полностью читанная, об Адриане Моуле - английском... в общем, об англичанине. Наводит на определённые размышления в духе судеб поколений и вообще.
Но Гарри мне ближе. Который не на метле, а совершенно наоборот, на вертолёте)

18:39 

Цифры

В общем, я не в курсе, к чему был задан вопрос, но сопоставил тут человек: Блокаду и недавнее землетрясение.
25.000 и не менее 650.000...
Вот так.

20:26 

Мрачнячок

Когда-то, давным-давно...

Когда-то, несколько жизней назад, я был добрым, белым и пушистым... Потом в ответ на эту фразу мне бросили: "Ага, как противокорабельная мина"... Это такой круглый чёрный металлический шар с большим числом выступов - "рогов", которые, собственно, детонаторы...

Я тогда умел мечтать, летать на земле и верил во всяческие замечательные вещи... Сейчас я люблю цитировать Олди: "Свежее молоко Зу не любил. И сливки не любил. Он вообще мало что любил" - и часто повторяю: "Не люблю людей..."

Ещё я тогда мечтал служить в разведке и был наивным монархистом... Сейчас интерес к моим политическим взглядам вызывает острое желание максимально информативно элиминировать интересующегося... А идеальный образ жизни сводится к комфортному, далекому и надёжно укреплённому домику в трудно доступном районе. С огородом. И - да! - с пулемётами...

В общем, когда-то, давным-давно, я был добрым, белым и пушистым... Потом постепенно стал мутировать.

Пожалуй, первый этап был после первого курса. Выкошенные в бросках конно-парашютные полки восстали и пошли хрен знат куда. Туда, наверное, ходить не стоило... По меньшей мере так. Но сделанного не воротишь. Хотя, карма, предательства, натурально, не прощает - что и аукается. Ну а потом был первый зачёт - препирательства с Женькой и таскание гранат из раскопа...

Потом был второй этап... с тех пор я стал нервным и не люблю, когда мне не отвечают на телефонные звонки. Очень. С той же поры привычка звонить сериями, например, по пять звонков в час. Ибо не фиг: сказано - связываемся - связываемся. Нет?.. А не надо не связываться, когда договорено... Зато научился быть внимательным, улыбаться и говорить ласковости-приятности и терпеть... Но конкретно разучился летать. Потому как поздно полетел... И вообще - ограничение информации исходящей и всяческое увеличение входящей. Закончился этап зачётом. Хорошим таким зачётом - с тех пор слова Сталинири и Ленингори отдают не только звуками, но и запахами... Да и звуки - отнюдь не ограничиваются заключенными в названиях. С той поры фраза: "Геноцид - штука сложная..."

Ну а третий закончился недавно... Наверное... Практика таки убивает иллюзии. И вообще, по поводу летать теперь не ко мне. "Зато я умею зажигать от сжатия" - "Патриотическая низкооборотистая" Дивова...
И научился я вычёркивать людей. Ушли? - Замечательно. Обиделись?.. - таки приятно, что текст сообщения дошёл. А не надо лезть в мои дела не с моей стороны и пытаться мне указывать на дверь... Вообще, такими ситуации люди проверяются: а) на этичность, б) на принадлежность к своим - чужим. Свои могут ругать, пинать и прикладывать мордой об стол. Но не предают. И когда тебе плохо - помогают... Хотя бы молчанием. Или пинком.

Что осталось?.. Мечты об этичности и желание хоть до кого-то добраться, если что... Ну и сверхзадача обеспечения жизни своих.

А когда-то я был белым, добрым и пушистым.

19:16 

Поисковое

На пару дней выбрался под Псков на Вахту.
Что у нас там?
На второй день плюс-минус случайно наткнулся на захорон: ткнул щупом у закопушки на метал, подумал, что итог странный (а боле того - надоело шастать бестоклу тыкая в землю) и начал расширяться по принципам "копай больше-кидай дальше"/"копать больше и брать объёмами". Короче, всегда уважал за безжалостность и эффективность квадратно-гнездовой/фронтальный методы работы. В итоге "на лопату" поднял череп... Итог - докапывал, правда, не сам - три человека. Увы, без опознавательных...
Ещё у нас некие гавроши сдуру передали воронку (не вполне нашу) весьма неграмотно работающим товарищам... В итоге - нам за ними добирать, и уже 50 человек... а рук на подготовку их к перезахоронение не хватает... А ещё свои есть, поднятые за прошлый год. 80, если не ошибаюсь.
И - апофеоз - добились мы расширения кладбища на три года раньше срока. А посему - за свои.
Выносим, соответственно, ломом асфальт, лопатами и ломами грунт - могилу роем...
Из добившего - в первый же день: старушка с дочерью - сестра и племянница - приехали искать бойца. По спискам на сайте райадминистрации он захоронен на воинском кладбище д. Сергейцево. На могильных плитах имени его нет. Не было - дополнили. Старушка в ауте - брата второй раз теряет... Пробили - спасибо Бурцевым, местным жителям, - через ОБД, родича, успокоили - мол, точно здесь её брат... случайно не внесли в списки. Вот, видите, мол, в тот же день убитые из его части здесь - и он туточки... Вроде, успокоили старушку.
По факту... по факту кладбище то - итог укрупнения 60-х Там ли хоть один из тех кто в списках - не ясно. Вполне могли одного из могилы на сотню перенести. А могли и ни одного. В общем - мрак... Но бабушку стоило успокоить. Пусть и так.

Так, вдруг кто набредёт да помянет:

Космачёв Георгий Петрович - рядовой 710 сп 219 сд. 24 г.р., уроженец села Микулино, Руднянского района Смоленской области. Погиб 6 марта 1944.

В тот же день ушли его однополчане:

Чернышев Василий Тимофеевич 1903 г.р., деревня Сосновка, Вятско-Полянский район Кировской области

Колбаса Иван Емельянович 1926 г.р., д. Шумарово, Мглинский район Орловской области

Грудов Алексей Лукич 1908 г.р., Межевский район Горьковской области

Теперь осталось документы отправить...


А ещё... ещё нам в тот день принесли обед. Было стыдно. Стыдно за себя, за то, что недорабатываем и за то, как работаем. Потому что дело стоит много больше чем делающие...

19:06 

Впечатлительным не рекомендуется

Был на днях разговор. Мол, м.б. начнётся в Ичкерии поисковая работа. И, м.б., будут там и з наших станиц хлопци...
Бог даст, н завернут - и начнётся таки работа по последним Чеченским...
Что это будет? Это будет стопроцентная работа на родственников. Слёзы. Слёзы. Слёзы. Истерики. Сугубо закрытые гробы.
Это будет трудно.
Но это фигня. Не фигня то, что это будет эксгумация. Чистая. Не так много лет прошло. И... попаду - научусь пить водку. Много... ... ... ... Жопа это будет. Полная...
Но - дай Бог , что бы была...

03:54 

Война бывает первая...

"Щуплый "диверсант" по кличке Косой как-то снова появился на сеновале Квакера. Его не стали прогонять, хотя поглядывали: шпионит, небось. Но он не шпионил. Они часто разговаривали с Тростиком. Несколько раз парни Рубика ловили Косого в глухих переулках. За это Квакер и Трубачи дважды ловили парней Рубика. Ну, потом как-то все устоялось..."
"А в углу у электрокамина бормотал портативный телевизор - просто так, чтобы не прошла мимо какая-нибудь новость. Но ничего нового не было: "Грузия, Абхазия, Осетия, Кодор, полеты над территориями... НАТО, Украина, Крым... Америка, террористы, Ирак..."
Владислав Крапивин, "Гваделорка" - М., 2009

С некоторых пор мне становится тоскливо от хороших книг... Тоска эта вполне зависит от сюжетов.
Владислав Петрович, к примеру, будит тоску по небывшему. Впрочем, это пожалуй, примета жизни, в которой, как ни крути, есть истории длинною... К примеру, в 7 лет. А есть - в 10. При некоторых допусках можно выстроить сюжетец и с 1992 - но это уже из серии "семейных хроник".
Так вот, прочтёшь хорошую книгу - и накатит тоска: не было со мной ничего такого - и уже не будет никогда... И представится на мгновение: а я бы... вот так, скорее всего... а, быть может - и так. Потом, когда отпустит впечатление от книги, приходят те самые - собственные сюжеты
А это со-овсем другая история. Жаль не сделанного, жаль сделанного, жаль пропущенные повороты...

Гложет небывшее и при чтении ряда книг по специальности Как там? "Я знаю - нет моей вины,// В том, что кто-то не пришёл с войны// Но всё же, всё же, всё же..." Когда-то от некоторых историй словно судорогой сводило лицо... Потом, после одного... мгм, экшна - который я совершенно не помню - начала болеть скула... Теперь всё устаканилось - и судорога, и скула работают вместе. Нет - это не желание хватануть себе подвига. Это боль за людей, бывших Людьми... и за то, что тебя не было рядом. Мрачно это. Вон, стоит на полочке фотоальбом по Осетии. Плохо это всё, плохо...

Ну и - о радостном. Когда - время от времени, набредаешь на нечто более или менее весёлое, со специфическим окончанием (а-ля "Время Московское") в груди поднимается нечто нехорошее, в духе: и-е-е-ех... хоть так... А также мрачное понимание: пахать и пахать. Как рабам на галерах. Ибо всё совсем нехорошо, и надежд на счастливый исход... плюс-минус ноль.

А что ещё... Спасение от всего этого одно: подойти к родному, близкому человеку - и уткнуться куда-нибудь в затылок. Обнять, поцеловать, погладить... Подышать волосами... Поцеловать, наконец. Потому что перпендикуляр. Потому что кроме несбывшегося есть и то, что делается здесь и сейчас. И что надо делать, дабы не жалеть потом.

И - обещанный сюжет 19-летней давности.
Лейтенант запаса Кукол явился в военкомат и начал требовать призвать его в ряды доблестной армии. Потому как война. Какая она ни была - а война. И место приличного человека, когда его Родина в опасности... - но это, простите, лирика.
Военком заметил, что, коли уж приспичило - то пусть и идёт себе добровольцем.
- Дурак. У меня жена. Повестку давай.
Вероятно, этим действия лейтенанта запаса Кукола не ограничились, так как повестку он таки получил.
Ибо не фиг жену травмировать. А вот тыловиков... в общем, пулемёты в ненормированных количествах он на свою роту получал прихватив пару вооружённых бойцов... Бойцы, соответственно оказывали сугубо моральную поддержку. Гениталии прапору травмировал сам ротный... прошу пардону за подробности.
Жена оставалась в более-менее спокойном Тирасполе, ребёнка вообще вывезли к едрене фене. Точнее, кружным путём на противоположную - спокойную - сторону Молдавии: к дедушке с бабушкой.

Война бывает первая...

В 2005 были окопы Великой Отечественной. С неположенной по чину наглостью я пытался выпереть из раскопа Женьку: таскать гранаты - сугубо мужское дело. Женьку выпереть не получилось, но РГДхи на необъявленных, но утверждённых мужицких правах выносил всё же я.
Мне близка позиция Ивакина: мы все - похоронная команда той Войны...

В чём-то это было продолжение. 92-го. И 41-го, в котором навсегда остался прадед.

Потом был 8-й год. Нормально так был. Не по полной, но... осмысленность в действиях была.

И... ничего не закончилось. Да, не на полную. Да, не там и не так - но всё не заканчивается и не заканчивается всё это гадство.
Просто... меняется место в строю. Просто меняются задачи.

И больше не кончается.

@музыка: ДДТ. Война.

06:55 

Мряк...

Это не кошки. Это помесь гестапо с НКВД. Гуркхи...
Плюс (точнее, минус) 2 мыши за ночь.

Я не понимаю, где они находят этих дур.

И вообще... Второй этаж. 4 утра. В открытую форточку с чем-то серым в зубах влетает коха. Не снижая скорости проносится по комнате и громыхает вниз по лестнице.

Занавес, блин.

21:18 

Похабщина. Весёлая.

Вбегает в Овальный Зал советник Клинтона и извещает, что подлые импотенты-завистники импичнули его, значит. Билл опечалился, решил:
"Позвоню-ка Борису Николаевичу, совета спрошу."
Сказано-сделано.
Через час появляется Клинтон в конгрессе. Поднимается в президиум, расстёгивает штаны и достаёт член.

(Конгресс) - Что, рубить?

(Клинтон) - Нет! СОСАТЬ! Танки приехали!

04:07 

стихоложество

давно ушли все те, кто знал
остались только те, что верят
и нет ни слова в том пароле,
что право подаёт своим назвать
чужого до того и в первый раз увиденного
человека.
ни веры, ни надежды, ни любви
в крови и отреченье,
идти нам всем туда, откуда нет дороги
И мы собой мостим пути в тернистых
осыпях ущелий

03:34 

Сеть...

В принципе, к Сетке отношусь я вполне ровно. Время жрёт - но и информацию даёт, его же экономя. Гадости довольно, но и... и госы я сдавал по ней) Шиш бы я в реале успел найти монографию по средневековой Испании...
Но речь совсем не о том. Иногда Сеть несёт боль. Не больше, чем жизнь - но в полную меру её части...
Кого-то она удерживает. Время от времени даёт иллюзию живого контакта, когда его нет... а худшее...
Есть у меня друг. Брат по духу... Преждерождённый единочаятель. И ненавидит он горы и горные реки - человек там остался. Сам никогда не ходил - но так вот схлестнуло... что ненавидит он их. Хоть и шастал по Капказу всякому разному... Но по Делу, по Делу мы многое можем забыть. А вот Люди... Люди подругой статье идут.
Я же... Года два назад забрёл я на ЖЖ Андрея Меллера. По подсказке забрёл. И вчитался. Серию одну почуял...уж больно немногие об шестом годе шли в лейтенанты после военной кафедры... Возвращаясь думал: тесен круг, свидимся, поручкаемся... Вообще, больно много думал, возвращаясь... возвращение - оно такое... навевает иллюзии...
А вот не было его уже. На сплаве лодка кильнулась... Мне не узнать человека. Не встать рядом. Нам не драться плечом к плечу...
Плохо. Плохо, когда уходят люди. И больно, когда вот так - не ко времени, ни за что...
Он был хорошим человеком. И - не узнать уже...

P. S. Очередные "зелёные братья" просили командира пробить бойца. Пробили. Родичи нашлись. Собираются приехать...

22:40 

Весна пришла...

Пришла весна... подтаял снег... Пробилась первая мать-и-мачеха... Птицы появились... Зашуршали полевые мышки...
Пришла весна... подтаял снег... полевые аэродромы в грязи... но продолжает боевые вылеты советская авиация!!!
Тьфу... короче, две звёздочки на фюзеляж за один день...
Нет, к сожалению, я не режусь в "Ил-26 Штурмовик". К огромному сожалению...
Эти ненормальные мыши лишены инстинкта самосохранения. Птицы тоже: орут как ненормальные... Хотя, пока остались безнаказанными. Пока...
А вот мыши пострадали... За сегодняшний день младшая котейка - Масяня (на самом деле тот ещё кабанчик трёхцветный) притараканила в дом 2 мышей...
Бедная мама(...
Но, вообще-то, кошками я горжусь. И, более того, я ими доволен))) С тех пор как появилась первая - в доме прекратили топать. Мыши прекратили. Начали кошки: Масяник спускается чуть громче меня. Но - даже кошачьи драки в три ночи раздражают сильно меньше чем мыши - твари, круглосуточно носящиеся вокруг. Да - вокруг! Снизу. Сбоку. Сверху. Особенно - сверху. Вкрадчивый топоток над головой лунной ночью... Особенно - первые пару раз, пока не убедишься, что это мыши, а не галлюцинации.
Короче, слава кошкам!))) Нашим пушистым, тёплым, урчащим защитницам...
И + 2 звёздочки на миску)

00:50 

Экономика литературы: ссылки

Таблица гонораров 1850 - 1900 гг.: petro-gulak.livejournal.com/874895.html (авторский лист тогда - 30.000 знаков без пробелов, сегодня - 40 с)

Экономика французского романа XVII в.
b-graf.livejournal.com/35341.html

Становление профессионального литераторства в Англии
b-graf.livejournal.com/17371.html

и в России (из того же Рейтблата)
b-graf.livejournal.com/54121.html

О советском периоде есть у Аникиной (в ее "Повседневная жизнь советских писаталей"); но в форме таблицы - только про драматургов.

Комменты рекомендуются к прочтению.

23:35 

Однако...

Вот как так?..
Стоп-стоп! Достаточно! Похоже, самая подходящая для вас роль - Отелло
image В вас есть как раз то, что нужно: потрясающее сочетание ясного ума полководца и стратега и тщательно сдерживаемой страсти. Эта страсть, как тлеющий уголь: если на него подуть, разгорится во все пожирающий пожар. Вы легко находите себе и друзей, и врагов, жаль только, что иногда бывает трудно отличить одних от других. Вы страшны в гневе и не дай бог попасться вам под горячую руку. Вы сыграете эту роль так, что Дездемона перепугается всерьез, а Яго будет украдкой перед каждым спектаклем подсыпать вам успокоительное. На всякий случай.
Пройти тест

19:31 

Дома - обещанный двойник Хроник распада

— Служил и служить будешь, где приказано. За¬помни. Мне тебя воспитывать некогда. И других искать некогда. Не можешь — научим, не хочешь — за¬ставим! Обиды — тоже в задницу. Желательно — в чужую. Садись. Докладывай.
«Хлопок одной ладонью»

А зорю заслышу – отец ты мой родный! –
Хоть райские – штурмом – врата.
«Есть в сердце моём…»

Раннее летнее утро. По общим меркам раннее – как-никак середина июля месяца, в половине восьмого утра уже жарко… Люди в отпусках, тишина… Просыпаться никому не хочется – да и не нужно. Сонные голоса едва способны произнести несколько слов в телефонную трубку…
Тёмная, не выгоревшая зелень, высоко стоящее – успело подняться за полтора часа – солнце, и лёгкая, постепенно отступающая утренняя дымка – туману после ночи за двадцать градусов просто неоткуда взяться – а вот дымка есть… Романтичная и… очень обыденная, не скрывающая ни проржавевшего люка, ни выбитых стёкол хозпомещений, ни деревьев на крышах… Гм, строений.
Утро пришло уже со всей очевидностью, уж полтора часа как вырвавшееся из красного пятна на востоке солнце выбелило небо… Жаркое, родное, южное… И мир, покой, южнорусское небытие в жару, после жары, перед жарой. Тополя – верная примета Юга – не тревожит даже ветер… Хорошо…
И – будто из ниоткуда – барабанная дробь. Чёткая, бодрая, настойчивая – не вяжущаяся, не вписывающаяся в этот мир. Дробь, дробь, дробь – зорю бьют? Утренняя поверка? Построение? Точно знаю, что бьют на плацу – часть за окном… За простым бетонным забором – российская армия… Часть её.
Цвета: зелёный – листьев и травы; белый – всего что только можно: неба, солнца, зданий, выгоревших палаток лагеря; все оттенки бежевого, серого, рыжего – бурый он, что ли? – шоссе, сгоревшей травы…
Дробь, дробь, дробь – белый, зелёный, бурый на выгоревшей форме…
Город спит, спит ещё, тает в дымке, растворяется в ней и – он за частью – гарнизон ближе всего прочего мира, кроме стены балкона и десятка метров между домом и забором… Да и то – дом выстроен армией для своих нужд… Для нужд своих людей, рр-растуда всех, кто не понимает… Россия. Армия. Гарнизон… И барабанная дробь. Что может быть несовременнее? Разве что горн… Но горн – это кавалерии. И драгуны были здесь, были в своё время, ну да нынче – мотострелки, и потому – ба-ра-бан. Какая разница: драгуны, пехота; горны, барабаны – всё одно, наше, российское…
В непроснувшемся городе – сердцебиение России…
Дробь, дробь, дробь…
Густая зелень – наша, южнорусская – выбеленные постройки – тоже наши, южно – русские, и армия… наша, русская армия…
Мне - не объяснить, вам – не понять…
Своя земля.
Без всяких оговорок – своя, защищённая – армией… Своей, родной, нашей – русской армией… Земля, на которой можно очутиться за минуту – выскочить из квартиры, кубарем по лестнице с третьего этажа – и махом через забор… И всё… На Родине. За её границей, которую имеешь полное право защищать – и – больше того, среди тех, кто для этого – только для этого и живёт. Среди тех, кто только для этого – здесь…
Сотня шагов – и ты на своём месте. Всего сотня – и дома… В России.
Барабанная дробь, неразборчивая – на то и строевая - громкая, слитная на расстоянии песня, приветствия – и опять барабанная дробь. Не побудка, но… Дробь, дробь, дробь… Своя… Все на месте. Всё на месте. Россия рядом. Армия рядом…
Да, это наверняка нормальная российская часть. С совершенно обычными людьми образца 2007 года… Со всеми недостатками. С бестолковыми и полубезграмотными солдатами, с пьющими офицерами, да и подлецы, среди и тех, и других – и вечных третьих – унтеров – наверняка есть – в семье не без урода… Как и во всей стране… Хотя нет. Здесь – лучше, чище, правильнее… Здесь точно больше контрактников, больше унтеров, да и офицеры получше, чем в среднем… Но – всё те же люди, всё той же страны, всё того же года… И всё той же армии. Только вот… Ну нет мне до этого дела. И городу – никакого. Потому что эта армия - русская, потому что страна эта – Россия… Потому что нет больше ничего, всё что осталось – вот оно, за окном… Почти пустые казармы, разваливающиеся здания советской постройки – и крепко стоящие имперской – ещё драгунского полка. Но это всё – Россия. Точнее: всё – это Россия. Нет ничего больше. И быть не может… А здесь, да и на любой границе, да просто – везде – Россия есть, покуда есть русская армия…
Это где-то далеко, на другой планете, на материке – она может быть плохой, в ней может быть дедовщина, её могут поливать грязью, реформировать, переводить на контрактную основу и называть пережитком рабовладельческого строя… А здесь – она есть. И плевать мне, что стоять под барабанную дробь на плацу – совсем не то, что слушать эту же дробь в квартире… Хотя нет, не плевать… До боли, до сведённых скул – хочется быть там. Потому что здесь нет ничего выше и лучше русской армии. Своей армии. Родной. Единственной – потому что нет другой. Для меня нет. И быть не может.
Не понять, тем, кто не слышал здешних новостных выпусков, полных истерик; не понять, не встречавшим табличек с названиями на латинице - вместо своей, русской, кириллицы… Не понять, не впитавшим, не дышавших: говоришь на русском – покуда есть армия, читаешь, думаешь, слышишь – только благодаря ей… Живёшь, хоть и под мечом, хоть и на нитке, горящей на огне - но с русским языком и со своей, не истерзанной историей – только потому, что под окнами твоими дробь, дробь, дробь… Барабанная дробь, разводы, караулы… Только потому что в городе – армия… Наша, русская армия…
Какие дороги? Какой выбор? Какая – другая жизнь? Смеётесь? Жизнь – русская, российская, своя – жизнь, есть доколе есть армия… А что выше жизни? Своей, личной – защита общей… Иначе? По-другому?.. Воля ваша… А жизнь, нерв её, стук её сердца – в барабанной дроби утреннего построения русского гарнизона. Быть, жить, верить – чтобы была Россия. Прочее?.. Полно. Представьте себе жизнь без России. Без русского языка. Представили? Нравится?.. Нет – значит, когда-нибудь поймёте… А нравится – так… туда вам и дорога.
Бетонный забор, не то серый, не то белый под жарким даже на рассвете солнце. Дороги, может когда-то и бывшие асфальтовыми – теперь «шоссированные» в значении начала двадцатого века. Полузаброшенные здания. Выгоревшая ткань камуфляжей и палаток. Шорох колёс машин и велосипедов, хруст шагов.
Барабанная дробь, строевая, приветствие. Ар-ми-я. Рос-си-я.

18:44 

По мотивам "искусства маленьких шагов"...

Гы... а во Франции 17 века я, оказывается, граф Рошфор... Сказывается, видать, целеполагание и знание о том, как оно там было... В смысле - Ришелье всё ж был государственником и Франции принёс боле пользы...

16:33 

дневники 10 года - Хроники распада

Будь я писателем – написал бы роман, или, скорее, по-гоголевски, поэму… И назвал бы её «Хроники распада»… Будь аналитиком – не меньшую, пожалуй, по объёму, чем «Война и мир» докладную записку (промеморию). И назвал бы так же…
В чём дело? Во всём. «Я чувствую это в воде, я чувствую это в земле…» Это разлито в воздухе. Быть может то самое «предчувствие гражданской войны». Хотя, какое, к лешаку, предчувствие?..
Ош. Сумгаит. Бендеры. Грозный. Грозный. Снова Грозный. И снова Ош… И – тоже дважды – Цхинвал.
С чего вдруг вспомнилось?..
23 июля. Полигон Тригуляй под Тамбовом. Сборы по ВДП разведподразделений МО. 27 омсбр уехала, 6 отбр приехала и занимает места севастопольцев, 9 омсбр уже живёт за лесом. У 4 отбр, в которой я служу – крайний день, завтра отъезд.
На усбшку ловлю «Эхо Москвы» - массовая драка между кубанцами и чеченцами в детском лагере. А в начале месяца – или конце июня? – массовая же драка на плацу. Разведрота и кавказцы – «даги», «носороги», «кирбеки»… из 4 и, вроде, соседней 202 ракетной. Вроде нас смяли… не помню – по словам соседей, в голову прилетела фляга с водой. Думаю, это несколько извиняет…
Две мясорубки за месяц. Бригадная, вроде, в миру осталась неизвестна. Хотя до братьёв «а наливать!?» вроде дошла. Х-хе… Много я, видите ли, думаю… Дружба народов в армии, конечно, разлетается в клочья, но… не до такой же степени.
Чечнм нет? Ну-ну… братья-вайнахи «жгут» в Ингушетии. В Астрахани за 2 дня – 2 нападения на милиционеров – явное продолжение приморской истории.
СМИ… слав Богу, что про плац не дошло. А вот история с лагерем пахнет… гнилью. Разложением.

Жара, ветер и пыл. Палаточный лагерь. Добро нет недостатка воды. А в общем, наверно похоже на Киргизию. Ту самую Киргизию, где в конце весны – начале лета была резня. И куда, едва-едва – но не – кинули ни связистов из Барыбино, ни сводную роту кантёмы… А в сводную роту едва не рванул я. Но подписывать контракт под честное слово начшта… дурные е – но во мне той дури маловато…
Jede das zeime – но всё же… жаль киргизов. И страну. И, навероне, себя… Читаешь стишок «Я умею убивать» - но ни шиша не смотришь на кишлак через прицел. И нет страны. И неизвестно зачем мы здесь, зачем вообще эта армия…
Ротный, нынешний ротный, Дмитрий Владимирович Мацко, ВДСник, умница и едва ли не первый – хотя тут я могу быть не прав – уважающий солдат – как солдат – командир… И тот не говорит ни слова о Родине: «Вам служить год. Вам за год надо набраться на халяву здоровья и знаний» Ну и, пожалуй: «Вам думать не надо. Надо выполнять приказы – не думая. Год. Если думать - …шься» Оно таки да. Армия не знает зачем она. Да и страна, похоже…

Земляк, врио кр 22 гв. ОБрСпН в ответ на «за державу обидно» бросил: «…нет державы – одна потрёпанная оболочка… а людей наша власть – любая власть – ценит ровно в 3 копейки… и 2 из них пытается из нас вытрясти…»

16:31 

дневники 10 года - День зелёного человечка

25. 11. 10.
День зелёного человечка.
- Броня, я База…
- Броня, я База, приём…
И так – четвёртую неделю. А сегодня – итог. Кончерто для президента. 4 с лишним часа дрочи в присядку. Сел, подвинтил, встал, свинтил… и опять, и снова… орлы день после точки – всё ещё здесь, в палатках… Вот так… И чувствуешь, что никому ты не нужен. И плевать на тебя… Президент пробыл всего минут 40.
Привет Родине.

Уря-уря. День на нарах. На улице морозец, солнечный свет. И, в кои-то веки, ясное небо. В палатке сумрачно, душно – но тепло.
Охота есть…
Не без огорчения отмечаю изменения: когда-то сам бы спрашивал, чем помочь … А нонче шарюсь. Не трогают – и ура. У меня своя «работа», свои задачи – они на мне. Чем их меньше – тем лучше. И вообще…. ране я явно был лучше: мягче, добрее, честнее… трудолюбивее, наконец. А нонче лишь бы ничего не делать и шоб не трогали. И так не только в этих чужих полях – в располаге так же. Работает кто-то – и ладно. Раньше б: «Они ж тоже люди, им б помочь»… Большинство, правда, в т.ч. тех, кто сейчас работает, сразу и без сомнений не работают при любой возможности… Что нисколько не извиняет, ибо… другие не указ.
Ще видно буде, что и как Дале. Скорей бы домой, скорей…

Славный есть момент в «Космодесанте»: кто-т в разведке… кто-т крутой пилот… в ажуре… А ты сидишь в пехоте. Нет, не так… А ты, с-сцук-ко, сидишь, нисчастный ублюдак, в тупой пихоте…

16:29 

дневники 10 года - ВКП(б)

- Знаете, что значит ВКП(б)?
- Второе крепостное право (большевиков)
Странные, очень странные ощущения… Катюша, рота, очень утомительная рота… Пьяный офицер в автобусе, вспоминающий молодость и её песни… и бойцы, их орущие со смехом и яростью… и жуткой, рвущейся в воздух ненавистью к службе, друг другу, офицерам…
А ещё – регулярные работы у местных хозяев… Солдатам – по куску арбуза, офам- водки да разговор с хозяйкой… А сосенки тяжелы… смолисты да пахучи…
И – случайно найденная, как на грех, бумага и великолепные кохиноровские фломастеры…
Домой, домой, домой…

Выдался очередной «пустой день» - на «нарах». Странная всё же штука родная армия. С моей нонешней, «срочной» позиции смотрится она довольно неприглядно… и вспоминаются почему-то рассказы Андреева и кого-то ещё, шагнувшего из окна от «несправедливости мира» - писал он вроде нечто о крайней турецкой кампании… Товарищи мои спят – и это мне странно. Сколько можно спать, впустую, даром убивая свою жизнь? Ведь не от бессонницы это – и ночью спят, и днём, еда нормальная… хорошая, отличная даже, даром, что не домашняя.
А офы ушли не то на пьянки, не то на рыбалку, не то по девкам…
Как-то всё… живёт всё же странная близость между силами збройны и арестантскими обителями. Быть может, основа – в принуждении? И от всего всё так бессмысленно, бестолково и тупо? Мне сколь угодно можно бросать упрёки в «тепличности», в форме не по размеру – но им ведь всем плевать… на армию, на страну, друг на друга… Мифическая боевая подготовка никому не интересна… отжиматься за неуспех на стрельбе – это да, а вот научить солдата руку ставить – где там… Или вот построить в ГП и распыляться про 8 лет в войсках и заправку кроватей… А как матчасть взвода изучить – так извините…
Перегорело, к примеру, на показных занятиях зарядное к комплексу – и ни одна мразь не шевелится. А как докладывать:
- Так ведь у нас их две?! – военные, тоже мне…
И так во всём. Всеобщая тоска, безразличие, скука: або водку, або бабу… и всё.
Взводный вот, к примеру, полагат, что и при беременной жинке должно харить всё, что его интересует… Ротный несколько иного мнения – ну дак ему за 30…
И-еххх… тоска-тоска зелёная… Служишь – тяжело и тупо. Не служишь – скучно.
Хотя, личный счёт, как представляется, я здесь полезной работой заполнил поболе, чем за всё время в части. Ось так. Всё же, всё же, всё же… год из жизни. Похоже. Почти даром и почти напрасно.

16:27 

дневники 10 года - "На пожарах"

Дело было в августе 2…года. Рота, в которой я тогда служил, едва ли не в полном составе была брошена на «борьбу с пожарами» - как громко называли самые разные работы от тушения леса и торфяников до заготовки дров местным бауэрам.
Квартировали мы в пустующих корпусах лагеря для христианской молодёжи. Судя по надписям, обильно оставленных на дверцах шкафов и матрасах, молодёжь была сплошь слабого пола. Что, естественно, вызвало у сослуживцев моих целый ряд замечаний в приличном обществе невоспроизводимых.
В один из дней небольшая команда, в кою был включён и я, осталась в расположении, дабы ответить на вопросы прибывшего из ППД прокурора. Инцидент, вызвавший столь важное лицо был хоть и интересным, но давним, и к нынешней истории отношения не имеет.
Успешно свалив уборку на товарищей, неосторожно предпочетших её 5-минутной переноске продуктов, я укрылся в дальних помещениях кухни. Там я оставался и после, избегая лишнего внимания начальства, всегда способного озадачить чем-либо, столь же бессмысленным, сколь непреложным к исполнению.
Пройдя по ряду комнат, я выбрал одну из них – очевидно, бывшую кабинетом, для сна. Вздремнув с полчаса, - чего настоятельно требовал организм, пытавшийся побороть простуду, - я более тщательно изучил своё пристанище.
Вымпел на стене – былой эпохи, из другой ещё страны, с мало что ныне значащими названиями организаций… Буддистская маска на стене – с английским «Добро пожаловать»… Календарь 10-летней давности… Кипа писчей бумаги на столе… ящики, наполненные всяким хламом… Среди крышек и фужеров, словно для меня приготовленным, стала шахматная доска с фигурами.
Оттерев пыль и очистив на столе место, я установил доску и выстроил войска. Осматривая ряд, любуясь красотой, скрытой даже в самых простых и грубых наборах, я вновь, незаметно для себя, уснул. Проснулся же окончательно разбитым: голову сжимала пульсирующая боль, горло саднило…Я вышел в соседнюю комнату выпить чаю и проверить, не проспал ли визит г-на прокурора. Товарищи мои спокойно курили, из чего я сделал вывод, что по-прежнему могу считать себя – пусть и временно – свободным. Выходить из здания не хотелось: с утра чистый воздух был затянут гарью настолько, что в 20 шагах не разглядеть было человека, а солнце едва пробивалось мутной, слабой лампой…
Вернувшись в кабинет, я обнаружил, что стол выдвинут на середину, к нему приставлен 2 стул и доска размещена во вполне пригодной для игры позиции.
Удивление? Ощущение нереальности? Помилуйте, я давно хорошенько не отдыхал, был простужен, да, в конце концов, которую неделю жил в тумане без солнца... состояние моё оставляло желать лучшего, а потому, без всяких задних мыслей я сел за стол. Признаюсь, не в расчёте на партию с неведомым партнёром, а с надеждой продолжить прерванный сон. Гм, с Надеждой… Едва я пристроился, как в коридоре раздались лёгкие шаги. А миг спустя на пороге появилась тонкая фигурка. Ну, нонешних барышень Вы, милостивые государи, представляете – так что 15 ей было или 20 с ходу понять было нелегко. Но глаз и лицо, и стан её радовали безусловно. Худощавого телосложения, но с вполне… отчётливыми формами. Изящные черты несколько утомлённого лица. Ну и эдакий хитон их полотна, удачно оттенявший длинные, распущенные волосы столь любимого мною светло-русого цвета.
Должен был хоть здесь насторожиться?.. Стояли мы всё же в местах намоленных, да и, хотя иллюзий на тему милых малюток я не питаю, но всё же лагерь с отсилы 40-летней историей не валашский замок. Ко всему – тушение пожаров не сбор поверий в лесной глухомани… Это там, в поле, «когда-куда-кто» звучит непроизвольно, а руки сами выкладывают неприметные крестики то из спичек, то из веток… А глаза сами отмечают при входе в дом есть ли иконы, или стоит сходу 90-й псалом вспоминать. К чему всё это в наш не суеверный век?
Так вот, на сей раз ничего подобного я не сделал. А спокойно проследил за тем, как незнакомка превратилась в партнёра. Разведка наблюдением родила уверенность в том, что девица уже отнюдь не ребёнок: слишком плавными, уверенно-женственными были её движения… Словом, до е-2 е-4 я размышлял, уж простите за подробности, девица ли девица и насколько солдатчина меня загрызла…
Партия шла весьма неспешно: к 3-му ходу прошло минут 40. Тут во мне не то проснулся полевик, не то прорвался интерес к женскому полу… В общем, поинтересовался я, кто со мной играет… И на что – на интерес как-то не хотелось…
Оказалось, что с Надеждой… Дальше разговор потёк хотя неспешно, но плавно: погоды, учёбы, интересы… Осторожность, однажды проснувшаяся, не утихала, а потому я больше слушал. Слушал, и при этом не удивлялся приметам давно прошедших лет…
Слово за слово – партию я аккуратно сдавал. Но готовил при том проход по правому флангу…длинный такой бросок через всё поле ферзём.
- Так на что играем-то? Деньги? Обед? Жизнь?.. – веселясь, спросил я.
- Жизнь?.. Это можно… - от такого ответа, признаться, стало не по себе. Даже мила улыбка не успокаивала, хотя, внешне, всё было благополучно: тихая, спокойная игра, уютный полумрак кабинета, очаровательный игрок – противник….
Всё это кружилось в голове. А рука легко, будто невзначай, коснулась тонких девичьих пальцев. Вполне себе живых, в меру прохладных…В общем, подозрения всё не закрадывались.
Хотя… нервы начинали играть сигнал «Алярм!»Но было это скорее от близости партии… Ещё чуть… ещё немного… и вот он – аккуратный прострел. И мат. Почему-то мгновенно обернувшийся доской с расставленными к новой партии фигурами.
- Мгм… отыграться желаете?
- Сыграть…
- Ну-у… а приз за первую партию? Слово ведь дороже уговора? – куражился зря? А почему бы и не? Партия ведь сделана – тут уж горе побеждённым…
- Я только за… но на мою играть нельзя.
- И-ех… Надя-Наденька… Вера, Надежда, Любовь и мать их София!..
Ну а дале, как водится, проснулся я как с похмелья. С больной головой – теперь уже явно не от простуды, темнотой – и с ожогом на руке.
Сапиенти сат… Молитовку прочитал, шахматы перекрестил – те ничего, дымком не закурились – так и я не схимник… А скорее – не в них дело было.
Раскручивать что да как, признаюсь, желание было- да отложил. Не с руки было. То пожары тушить, то бельё стирать, то на перекладине висеть – мало ли дел у служивого человека?.. Да и вопрсоы задавать ему не пристало – особо такие, что до греха довести могут. Праивло прочёл – и спи спокойно – решил я. А всякие дела… туманные, попозже – благо недолго осталось – разъясним.
Так оно и вышло. Проторчали мы в тамошних краях до середины ноября (не все правда – токмо добровольцы), но квартиру сменили. За «гарь» отпустили пораньше, а там… Попозжа наведались.
Ежли вкратце: в лагерях дела те ещё творились, что юнаками, что юницами… А до того в том лесном краю укрывались люди Старой Веры, к которым порою вовсе уж… не тех людей причисляли. Да и простых разбойников хватало. А где кровь, там и все прочее будет. К тому узелку добавились и гари: если уж солнце болотной хмарью застило, то чего уж удивляться, что из давних времён, ещё до-нашенского племени сказки вспоминаются… Много мы всякого нашли потом – но это уже другие были и небыли…

16:26 

дневники 10 года - волонтёры

Из новшеств: у нынешнего, 2010-2 призыва на ремнях, с обратной стороны, вместо фамилий, подразделений и прочей «анкетки» и «календарщины» - «Спаси и сохрани»… ось так.

«Волонтёры»
Читаю журнал для православной молодёжи «Нескучный сад»… статьи про волонт ёров… И понимаю – не по мне. Не по силам, точнее. Страшно. Физиологически – как с парашютом… Не мне, не мне, не мне… не положено человеку болтаться меж небом и землёй, не для этого он – и стра-а-ашно… Другим в радость – а мне шаг за себя.
И то де самое… не противно, не мерзко, а страшно, до обморока, до остановки сердца – страшно и жалко увечных.
Вот так. А в нынешнем обиходе именно это – волонтёрство. Ну и плюс несколько сомнительные дела общественников. Странно пахнут все эти обмены и либеральное студенчество…
И так – недостоин… страшно просто…
А вот добровольцем я был. Волонтёром из романа «Господа волонтёры»… Эт да, эт мы могём…

градские записки

главная