Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
19:06 

Впечатлительным не рекомендуется

Был на днях разговор. Мол, м.б. начнётся в Ичкерии поисковая работа. И, м.б., будут там и з наших станиц хлопци...
Бог даст, н завернут - и начнётся таки работа по последним Чеченским...
Что это будет? Это будет стопроцентная работа на родственников. Слёзы. Слёзы. Слёзы. Истерики. Сугубо закрытые гробы.
Это будет трудно.
Но это фигня. Не фигня то, что это будет эксгумация. Чистая. Не так много лет прошло. И... попаду - научусь пить водку. Много... ... ... ... Жопа это будет. Полная...
Но - дай Бог , что бы была...

03:54 

Война бывает первая...

"Щуплый "диверсант" по кличке Косой как-то снова появился на сеновале Квакера. Его не стали прогонять, хотя поглядывали: шпионит, небось. Но он не шпионил. Они часто разговаривали с Тростиком. Несколько раз парни Рубика ловили Косого в глухих переулках. За это Квакер и Трубачи дважды ловили парней Рубика. Ну, потом как-то все устоялось..."
"А в углу у электрокамина бормотал портативный телевизор - просто так, чтобы не прошла мимо какая-нибудь новость. Но ничего нового не было: "Грузия, Абхазия, Осетия, Кодор, полеты над территориями... НАТО, Украина, Крым... Америка, террористы, Ирак..."
Владислав Крапивин, "Гваделорка" - М., 2009

С некоторых пор мне становится тоскливо от хороших книг... Тоска эта вполне зависит от сюжетов.
Владислав Петрович, к примеру, будит тоску по небывшему. Впрочем, это пожалуй, примета жизни, в которой, как ни крути, есть истории длинною... К примеру, в 7 лет. А есть - в 10. При некоторых допусках можно выстроить сюжетец и с 1992 - но это уже из серии "семейных хроник".
Так вот, прочтёшь хорошую книгу - и накатит тоска: не было со мной ничего такого - и уже не будет никогда... И представится на мгновение: а я бы... вот так, скорее всего... а, быть может - и так. Потом, когда отпустит впечатление от книги, приходят те самые - собственные сюжеты
А это со-овсем другая история. Жаль не сделанного, жаль сделанного, жаль пропущенные повороты...

Гложет небывшее и при чтении ряда книг по специальности Как там? "Я знаю - нет моей вины,// В том, что кто-то не пришёл с войны// Но всё же, всё же, всё же..." Когда-то от некоторых историй словно судорогой сводило лицо... Потом, после одного... мгм, экшна - который я совершенно не помню - начала болеть скула... Теперь всё устаканилось - и судорога, и скула работают вместе. Нет - это не желание хватануть себе подвига. Это боль за людей, бывших Людьми... и за то, что тебя не было рядом. Мрачно это. Вон, стоит на полочке фотоальбом по Осетии. Плохо это всё, плохо...

Ну и - о радостном. Когда - время от времени, набредаешь на нечто более или менее весёлое, со специфическим окончанием (а-ля "Время Московское") в груди поднимается нечто нехорошее, в духе: и-е-е-ех... хоть так... А также мрачное понимание: пахать и пахать. Как рабам на галерах. Ибо всё совсем нехорошо, и надежд на счастливый исход... плюс-минус ноль.

А что ещё... Спасение от всего этого одно: подойти к родному, близкому человеку - и уткнуться куда-нибудь в затылок. Обнять, поцеловать, погладить... Подышать волосами... Поцеловать, наконец. Потому что перпендикуляр. Потому что кроме несбывшегося есть и то, что делается здесь и сейчас. И что надо делать, дабы не жалеть потом.

И - обещанный сюжет 19-летней давности.
Лейтенант запаса Кукол явился в военкомат и начал требовать призвать его в ряды доблестной армии. Потому как война. Какая она ни была - а война. И место приличного человека, когда его Родина в опасности... - но это, простите, лирика.
Военком заметил, что, коли уж приспичило - то пусть и идёт себе добровольцем.
- Дурак. У меня жена. Повестку давай.
Вероятно, этим действия лейтенанта запаса Кукола не ограничились, так как повестку он таки получил.
Ибо не фиг жену травмировать. А вот тыловиков... в общем, пулемёты в ненормированных количествах он на свою роту получал прихватив пару вооружённых бойцов... Бойцы, соответственно оказывали сугубо моральную поддержку. Гениталии прапору травмировал сам ротный... прошу пардону за подробности.
Жена оставалась в более-менее спокойном Тирасполе, ребёнка вообще вывезли к едрене фене. Точнее, кружным путём на противоположную - спокойную - сторону Молдавии: к дедушке с бабушкой.

Война бывает первая...

В 2005 были окопы Великой Отечественной. С неположенной по чину наглостью я пытался выпереть из раскопа Женьку: таскать гранаты - сугубо мужское дело. Женьку выпереть не получилось, но РГДхи на необъявленных, но утверждённых мужицких правах выносил всё же я.
Мне близка позиция Ивакина: мы все - похоронная команда той Войны...

В чём-то это было продолжение. 92-го. И 41-го, в котором навсегда остался прадед.

Потом был 8-й год. Нормально так был. Не по полной, но... осмысленность в действиях была.

И... ничего не закончилось. Да, не на полную. Да, не там и не так - но всё не заканчивается и не заканчивается всё это гадство.
Просто... меняется место в строю. Просто меняются задачи.

И больше не кончается.

@музыка: ДДТ. Война.

06:55 

Мряк...

Это не кошки. Это помесь гестапо с НКВД. Гуркхи...
Плюс (точнее, минус) 2 мыши за ночь.

Я не понимаю, где они находят этих дур.

И вообще... Второй этаж. 4 утра. В открытую форточку с чем-то серым в зубах влетает коха. Не снижая скорости проносится по комнате и громыхает вниз по лестнице.

Занавес, блин.

21:18 

Похабщина. Весёлая.

Вбегает в Овальный Зал советник Клинтона и извещает, что подлые импотенты-завистники импичнули его, значит. Билл опечалился, решил:
"Позвоню-ка Борису Николаевичу, совета спрошу."
Сказано-сделано.
Через час появляется Клинтон в конгрессе. Поднимается в президиум, расстёгивает штаны и достаёт член.

(Конгресс) - Что, рубить?

(Клинтон) - Нет! СОСАТЬ! Танки приехали!

04:07 

стихоложество

давно ушли все те, кто знал
остались только те, что верят
и нет ни слова в том пароле,
что право подаёт своим назвать
чужого до того и в первый раз увиденного
человека.
ни веры, ни надежды, ни любви
в крови и отреченье,
идти нам всем туда, откуда нет дороги
И мы собой мостим пути в тернистых
осыпях ущелий

03:34 

Сеть...

В принципе, к Сетке отношусь я вполне ровно. Время жрёт - но и информацию даёт, его же экономя. Гадости довольно, но и... и госы я сдавал по ней) Шиш бы я в реале успел найти монографию по средневековой Испании...
Но речь совсем не о том. Иногда Сеть несёт боль. Не больше, чем жизнь - но в полную меру её части...
Кого-то она удерживает. Время от времени даёт иллюзию живого контакта, когда его нет... а худшее...
Есть у меня друг. Брат по духу... Преждерождённый единочаятель. И ненавидит он горы и горные реки - человек там остался. Сам никогда не ходил - но так вот схлестнуло... что ненавидит он их. Хоть и шастал по Капказу всякому разному... Но по Делу, по Делу мы многое можем забыть. А вот Люди... Люди подругой статье идут.
Я же... Года два назад забрёл я на ЖЖ Андрея Меллера. По подсказке забрёл. И вчитался. Серию одну почуял...уж больно немногие об шестом годе шли в лейтенанты после военной кафедры... Возвращаясь думал: тесен круг, свидимся, поручкаемся... Вообще, больно много думал, возвращаясь... возвращение - оно такое... навевает иллюзии...
А вот не было его уже. На сплаве лодка кильнулась... Мне не узнать человека. Не встать рядом. Нам не драться плечом к плечу...
Плохо. Плохо, когда уходят люди. И больно, когда вот так - не ко времени, ни за что...
Он был хорошим человеком. И - не узнать уже...

P. S. Очередные "зелёные братья" просили командира пробить бойца. Пробили. Родичи нашлись. Собираются приехать...

22:40 

Весна пришла...

Пришла весна... подтаял снег... Пробилась первая мать-и-мачеха... Птицы появились... Зашуршали полевые мышки...
Пришла весна... подтаял снег... полевые аэродромы в грязи... но продолжает боевые вылеты советская авиация!!!
Тьфу... короче, две звёздочки на фюзеляж за один день...
Нет, к сожалению, я не режусь в "Ил-26 Штурмовик". К огромному сожалению...
Эти ненормальные мыши лишены инстинкта самосохранения. Птицы тоже: орут как ненормальные... Хотя, пока остались безнаказанными. Пока...
А вот мыши пострадали... За сегодняшний день младшая котейка - Масяня (на самом деле тот ещё кабанчик трёхцветный) притараканила в дом 2 мышей...
Бедная мама(...
Но, вообще-то, кошками я горжусь. И, более того, я ими доволен))) С тех пор как появилась первая - в доме прекратили топать. Мыши прекратили. Начали кошки: Масяник спускается чуть громче меня. Но - даже кошачьи драки в три ночи раздражают сильно меньше чем мыши - твари, круглосуточно носящиеся вокруг. Да - вокруг! Снизу. Сбоку. Сверху. Особенно - сверху. Вкрадчивый топоток над головой лунной ночью... Особенно - первые пару раз, пока не убедишься, что это мыши, а не галлюцинации.
Короче, слава кошкам!))) Нашим пушистым, тёплым, урчащим защитницам...
И + 2 звёздочки на миску)

00:50 

Экономика литературы: ссылки

Таблица гонораров 1850 - 1900 гг.: petro-gulak.livejournal.com/874895.html (авторский лист тогда - 30.000 знаков без пробелов, сегодня - 40 с)

Экономика французского романа XVII в.
b-graf.livejournal.com/35341.html

Становление профессионального литераторства в Англии
b-graf.livejournal.com/17371.html

и в России (из того же Рейтблата)
b-graf.livejournal.com/54121.html

О советском периоде есть у Аникиной (в ее "Повседневная жизнь советских писаталей"); но в форме таблицы - только про драматургов.

Комменты рекомендуются к прочтению.

23:35 

Однако...

Вот как так?..
Стоп-стоп! Достаточно! Похоже, самая подходящая для вас роль - Отелло
image В вас есть как раз то, что нужно: потрясающее сочетание ясного ума полководца и стратега и тщательно сдерживаемой страсти. Эта страсть, как тлеющий уголь: если на него подуть, разгорится во все пожирающий пожар. Вы легко находите себе и друзей, и врагов, жаль только, что иногда бывает трудно отличить одних от других. Вы страшны в гневе и не дай бог попасться вам под горячую руку. Вы сыграете эту роль так, что Дездемона перепугается всерьез, а Яго будет украдкой перед каждым спектаклем подсыпать вам успокоительное. На всякий случай.
Пройти тест

19:31 

Дома - обещанный двойник Хроник распада

— Служил и служить будешь, где приказано. За¬помни. Мне тебя воспитывать некогда. И других искать некогда. Не можешь — научим, не хочешь — за¬ставим! Обиды — тоже в задницу. Желательно — в чужую. Садись. Докладывай.
«Хлопок одной ладонью»

А зорю заслышу – отец ты мой родный! –
Хоть райские – штурмом – врата.
«Есть в сердце моём…»

Раннее летнее утро. По общим меркам раннее – как-никак середина июля месяца, в половине восьмого утра уже жарко… Люди в отпусках, тишина… Просыпаться никому не хочется – да и не нужно. Сонные голоса едва способны произнести несколько слов в телефонную трубку…
Тёмная, не выгоревшая зелень, высоко стоящее – успело подняться за полтора часа – солнце, и лёгкая, постепенно отступающая утренняя дымка – туману после ночи за двадцать градусов просто неоткуда взяться – а вот дымка есть… Романтичная и… очень обыденная, не скрывающая ни проржавевшего люка, ни выбитых стёкол хозпомещений, ни деревьев на крышах… Гм, строений.
Утро пришло уже со всей очевидностью, уж полтора часа как вырвавшееся из красного пятна на востоке солнце выбелило небо… Жаркое, родное, южное… И мир, покой, южнорусское небытие в жару, после жары, перед жарой. Тополя – верная примета Юга – не тревожит даже ветер… Хорошо…
И – будто из ниоткуда – барабанная дробь. Чёткая, бодрая, настойчивая – не вяжущаяся, не вписывающаяся в этот мир. Дробь, дробь, дробь – зорю бьют? Утренняя поверка? Построение? Точно знаю, что бьют на плацу – часть за окном… За простым бетонным забором – российская армия… Часть её.
Цвета: зелёный – листьев и травы; белый – всего что только можно: неба, солнца, зданий, выгоревших палаток лагеря; все оттенки бежевого, серого, рыжего – бурый он, что ли? – шоссе, сгоревшей травы…
Дробь, дробь, дробь – белый, зелёный, бурый на выгоревшей форме…
Город спит, спит ещё, тает в дымке, растворяется в ней и – он за частью – гарнизон ближе всего прочего мира, кроме стены балкона и десятка метров между домом и забором… Да и то – дом выстроен армией для своих нужд… Для нужд своих людей, рр-растуда всех, кто не понимает… Россия. Армия. Гарнизон… И барабанная дробь. Что может быть несовременнее? Разве что горн… Но горн – это кавалерии. И драгуны были здесь, были в своё время, ну да нынче – мотострелки, и потому – ба-ра-бан. Какая разница: драгуны, пехота; горны, барабаны – всё одно, наше, российское…
В непроснувшемся городе – сердцебиение России…
Дробь, дробь, дробь…
Густая зелень – наша, южнорусская – выбеленные постройки – тоже наши, южно – русские, и армия… наша, русская армия…
Мне - не объяснить, вам – не понять…
Своя земля.
Без всяких оговорок – своя, защищённая – армией… Своей, родной, нашей – русской армией… Земля, на которой можно очутиться за минуту – выскочить из квартиры, кубарем по лестнице с третьего этажа – и махом через забор… И всё… На Родине. За её границей, которую имеешь полное право защищать – и – больше того, среди тех, кто для этого – только для этого и живёт. Среди тех, кто только для этого – здесь…
Сотня шагов – и ты на своём месте. Всего сотня – и дома… В России.
Барабанная дробь, неразборчивая – на то и строевая - громкая, слитная на расстоянии песня, приветствия – и опять барабанная дробь. Не побудка, но… Дробь, дробь, дробь… Своя… Все на месте. Всё на месте. Россия рядом. Армия рядом…
Да, это наверняка нормальная российская часть. С совершенно обычными людьми образца 2007 года… Со всеми недостатками. С бестолковыми и полубезграмотными солдатами, с пьющими офицерами, да и подлецы, среди и тех, и других – и вечных третьих – унтеров – наверняка есть – в семье не без урода… Как и во всей стране… Хотя нет. Здесь – лучше, чище, правильнее… Здесь точно больше контрактников, больше унтеров, да и офицеры получше, чем в среднем… Но – всё те же люди, всё той же страны, всё того же года… И всё той же армии. Только вот… Ну нет мне до этого дела. И городу – никакого. Потому что эта армия - русская, потому что страна эта – Россия… Потому что нет больше ничего, всё что осталось – вот оно, за окном… Почти пустые казармы, разваливающиеся здания советской постройки – и крепко стоящие имперской – ещё драгунского полка. Но это всё – Россия. Точнее: всё – это Россия. Нет ничего больше. И быть не может… А здесь, да и на любой границе, да просто – везде – Россия есть, покуда есть русская армия…
Это где-то далеко, на другой планете, на материке – она может быть плохой, в ней может быть дедовщина, её могут поливать грязью, реформировать, переводить на контрактную основу и называть пережитком рабовладельческого строя… А здесь – она есть. И плевать мне, что стоять под барабанную дробь на плацу – совсем не то, что слушать эту же дробь в квартире… Хотя нет, не плевать… До боли, до сведённых скул – хочется быть там. Потому что здесь нет ничего выше и лучше русской армии. Своей армии. Родной. Единственной – потому что нет другой. Для меня нет. И быть не может.
Не понять, тем, кто не слышал здешних новостных выпусков, полных истерик; не понять, не встречавшим табличек с названиями на латинице - вместо своей, русской, кириллицы… Не понять, не впитавшим, не дышавших: говоришь на русском – покуда есть армия, читаешь, думаешь, слышишь – только благодаря ей… Живёшь, хоть и под мечом, хоть и на нитке, горящей на огне - но с русским языком и со своей, не истерзанной историей – только потому, что под окнами твоими дробь, дробь, дробь… Барабанная дробь, разводы, караулы… Только потому что в городе – армия… Наша, русская армия…
Какие дороги? Какой выбор? Какая – другая жизнь? Смеётесь? Жизнь – русская, российская, своя – жизнь, есть доколе есть армия… А что выше жизни? Своей, личной – защита общей… Иначе? По-другому?.. Воля ваша… А жизнь, нерв её, стук её сердца – в барабанной дроби утреннего построения русского гарнизона. Быть, жить, верить – чтобы была Россия. Прочее?.. Полно. Представьте себе жизнь без России. Без русского языка. Представили? Нравится?.. Нет – значит, когда-нибудь поймёте… А нравится – так… туда вам и дорога.
Бетонный забор, не то серый, не то белый под жарким даже на рассвете солнце. Дороги, может когда-то и бывшие асфальтовыми – теперь «шоссированные» в значении начала двадцатого века. Полузаброшенные здания. Выгоревшая ткань камуфляжей и палаток. Шорох колёс машин и велосипедов, хруст шагов.
Барабанная дробь, строевая, приветствие. Ар-ми-я. Рос-си-я.

18:44 

По мотивам "искусства маленьких шагов"...

Гы... а во Франции 17 века я, оказывается, граф Рошфор... Сказывается, видать, целеполагание и знание о том, как оно там было... В смысле - Ришелье всё ж был государственником и Франции принёс боле пользы...

16:33 

дневники 10 года - Хроники распада

Будь я писателем – написал бы роман, или, скорее, по-гоголевски, поэму… И назвал бы её «Хроники распада»… Будь аналитиком – не меньшую, пожалуй, по объёму, чем «Война и мир» докладную записку (промеморию). И назвал бы так же…
В чём дело? Во всём. «Я чувствую это в воде, я чувствую это в земле…» Это разлито в воздухе. Быть может то самое «предчувствие гражданской войны». Хотя, какое, к лешаку, предчувствие?..
Ош. Сумгаит. Бендеры. Грозный. Грозный. Снова Грозный. И снова Ош… И – тоже дважды – Цхинвал.
С чего вдруг вспомнилось?..
23 июля. Полигон Тригуляй под Тамбовом. Сборы по ВДП разведподразделений МО. 27 омсбр уехала, 6 отбр приехала и занимает места севастопольцев, 9 омсбр уже живёт за лесом. У 4 отбр, в которой я служу – крайний день, завтра отъезд.
На усбшку ловлю «Эхо Москвы» - массовая драка между кубанцами и чеченцами в детском лагере. А в начале месяца – или конце июня? – массовая же драка на плацу. Разведрота и кавказцы – «даги», «носороги», «кирбеки»… из 4 и, вроде, соседней 202 ракетной. Вроде нас смяли… не помню – по словам соседей, в голову прилетела фляга с водой. Думаю, это несколько извиняет…
Две мясорубки за месяц. Бригадная, вроде, в миру осталась неизвестна. Хотя до братьёв «а наливать!?» вроде дошла. Х-хе… Много я, видите ли, думаю… Дружба народов в армии, конечно, разлетается в клочья, но… не до такой же степени.
Чечнм нет? Ну-ну… братья-вайнахи «жгут» в Ингушетии. В Астрахани за 2 дня – 2 нападения на милиционеров – явное продолжение приморской истории.
СМИ… слав Богу, что про плац не дошло. А вот история с лагерем пахнет… гнилью. Разложением.

Жара, ветер и пыл. Палаточный лагерь. Добро нет недостатка воды. А в общем, наверно похоже на Киргизию. Ту самую Киргизию, где в конце весны – начале лета была резня. И куда, едва-едва – но не – кинули ни связистов из Барыбино, ни сводную роту кантёмы… А в сводную роту едва не рванул я. Но подписывать контракт под честное слово начшта… дурные е – но во мне той дури маловато…
Jede das zeime – но всё же… жаль киргизов. И страну. И, навероне, себя… Читаешь стишок «Я умею убивать» - но ни шиша не смотришь на кишлак через прицел. И нет страны. И неизвестно зачем мы здесь, зачем вообще эта армия…
Ротный, нынешний ротный, Дмитрий Владимирович Мацко, ВДСник, умница и едва ли не первый – хотя тут я могу быть не прав – уважающий солдат – как солдат – командир… И тот не говорит ни слова о Родине: «Вам служить год. Вам за год надо набраться на халяву здоровья и знаний» Ну и, пожалуй: «Вам думать не надо. Надо выполнять приказы – не думая. Год. Если думать - …шься» Оно таки да. Армия не знает зачем она. Да и страна, похоже…

Земляк, врио кр 22 гв. ОБрСпН в ответ на «за державу обидно» бросил: «…нет державы – одна потрёпанная оболочка… а людей наша власть – любая власть – ценит ровно в 3 копейки… и 2 из них пытается из нас вытрясти…»

16:31 

дневники 10 года - День зелёного человечка

25. 11. 10.
День зелёного человечка.
- Броня, я База…
- Броня, я База, приём…
И так – четвёртую неделю. А сегодня – итог. Кончерто для президента. 4 с лишним часа дрочи в присядку. Сел, подвинтил, встал, свинтил… и опять, и снова… орлы день после точки – всё ещё здесь, в палатках… Вот так… И чувствуешь, что никому ты не нужен. И плевать на тебя… Президент пробыл всего минут 40.
Привет Родине.

Уря-уря. День на нарах. На улице морозец, солнечный свет. И, в кои-то веки, ясное небо. В палатке сумрачно, душно – но тепло.
Охота есть…
Не без огорчения отмечаю изменения: когда-то сам бы спрашивал, чем помочь … А нонче шарюсь. Не трогают – и ура. У меня своя «работа», свои задачи – они на мне. Чем их меньше – тем лучше. И вообще…. ране я явно был лучше: мягче, добрее, честнее… трудолюбивее, наконец. А нонче лишь бы ничего не делать и шоб не трогали. И так не только в этих чужих полях – в располаге так же. Работает кто-то – и ладно. Раньше б: «Они ж тоже люди, им б помочь»… Большинство, правда, в т.ч. тех, кто сейчас работает, сразу и без сомнений не работают при любой возможности… Что нисколько не извиняет, ибо… другие не указ.
Ще видно буде, что и как Дале. Скорей бы домой, скорей…

Славный есть момент в «Космодесанте»: кто-т в разведке… кто-т крутой пилот… в ажуре… А ты сидишь в пехоте. Нет, не так… А ты, с-сцук-ко, сидишь, нисчастный ублюдак, в тупой пихоте…

16:29 

дневники 10 года - ВКП(б)

- Знаете, что значит ВКП(б)?
- Второе крепостное право (большевиков)
Странные, очень странные ощущения… Катюша, рота, очень утомительная рота… Пьяный офицер в автобусе, вспоминающий молодость и её песни… и бойцы, их орущие со смехом и яростью… и жуткой, рвущейся в воздух ненавистью к службе, друг другу, офицерам…
А ещё – регулярные работы у местных хозяев… Солдатам – по куску арбуза, офам- водки да разговор с хозяйкой… А сосенки тяжелы… смолисты да пахучи…
И – случайно найденная, как на грех, бумага и великолепные кохиноровские фломастеры…
Домой, домой, домой…

Выдался очередной «пустой день» - на «нарах». Странная всё же штука родная армия. С моей нонешней, «срочной» позиции смотрится она довольно неприглядно… и вспоминаются почему-то рассказы Андреева и кого-то ещё, шагнувшего из окна от «несправедливости мира» - писал он вроде нечто о крайней турецкой кампании… Товарищи мои спят – и это мне странно. Сколько можно спать, впустую, даром убивая свою жизнь? Ведь не от бессонницы это – и ночью спят, и днём, еда нормальная… хорошая, отличная даже, даром, что не домашняя.
А офы ушли не то на пьянки, не то на рыбалку, не то по девкам…
Как-то всё… живёт всё же странная близость между силами збройны и арестантскими обителями. Быть может, основа – в принуждении? И от всего всё так бессмысленно, бестолково и тупо? Мне сколь угодно можно бросать упрёки в «тепличности», в форме не по размеру – но им ведь всем плевать… на армию, на страну, друг на друга… Мифическая боевая подготовка никому не интересна… отжиматься за неуспех на стрельбе – это да, а вот научить солдата руку ставить – где там… Или вот построить в ГП и распыляться про 8 лет в войсках и заправку кроватей… А как матчасть взвода изучить – так извините…
Перегорело, к примеру, на показных занятиях зарядное к комплексу – и ни одна мразь не шевелится. А как докладывать:
- Так ведь у нас их две?! – военные, тоже мне…
И так во всём. Всеобщая тоска, безразличие, скука: або водку, або бабу… и всё.
Взводный вот, к примеру, полагат, что и при беременной жинке должно харить всё, что его интересует… Ротный несколько иного мнения – ну дак ему за 30…
И-еххх… тоска-тоска зелёная… Служишь – тяжело и тупо. Не служишь – скучно.
Хотя, личный счёт, как представляется, я здесь полезной работой заполнил поболе, чем за всё время в части. Ось так. Всё же, всё же, всё же… год из жизни. Похоже. Почти даром и почти напрасно.

16:27 

дневники 10 года - "На пожарах"

Дело было в августе 2…года. Рота, в которой я тогда служил, едва ли не в полном составе была брошена на «борьбу с пожарами» - как громко называли самые разные работы от тушения леса и торфяников до заготовки дров местным бауэрам.
Квартировали мы в пустующих корпусах лагеря для христианской молодёжи. Судя по надписям, обильно оставленных на дверцах шкафов и матрасах, молодёжь была сплошь слабого пола. Что, естественно, вызвало у сослуживцев моих целый ряд замечаний в приличном обществе невоспроизводимых.
В один из дней небольшая команда, в кою был включён и я, осталась в расположении, дабы ответить на вопросы прибывшего из ППД прокурора. Инцидент, вызвавший столь важное лицо был хоть и интересным, но давним, и к нынешней истории отношения не имеет.
Успешно свалив уборку на товарищей, неосторожно предпочетших её 5-минутной переноске продуктов, я укрылся в дальних помещениях кухни. Там я оставался и после, избегая лишнего внимания начальства, всегда способного озадачить чем-либо, столь же бессмысленным, сколь непреложным к исполнению.
Пройдя по ряду комнат, я выбрал одну из них – очевидно, бывшую кабинетом, для сна. Вздремнув с полчаса, - чего настоятельно требовал организм, пытавшийся побороть простуду, - я более тщательно изучил своё пристанище.
Вымпел на стене – былой эпохи, из другой ещё страны, с мало что ныне значащими названиями организаций… Буддистская маска на стене – с английским «Добро пожаловать»… Календарь 10-летней давности… Кипа писчей бумаги на столе… ящики, наполненные всяким хламом… Среди крышек и фужеров, словно для меня приготовленным, стала шахматная доска с фигурами.
Оттерев пыль и очистив на столе место, я установил доску и выстроил войска. Осматривая ряд, любуясь красотой, скрытой даже в самых простых и грубых наборах, я вновь, незаметно для себя, уснул. Проснулся же окончательно разбитым: голову сжимала пульсирующая боль, горло саднило…Я вышел в соседнюю комнату выпить чаю и проверить, не проспал ли визит г-на прокурора. Товарищи мои спокойно курили, из чего я сделал вывод, что по-прежнему могу считать себя – пусть и временно – свободным. Выходить из здания не хотелось: с утра чистый воздух был затянут гарью настолько, что в 20 шагах не разглядеть было человека, а солнце едва пробивалось мутной, слабой лампой…
Вернувшись в кабинет, я обнаружил, что стол выдвинут на середину, к нему приставлен 2 стул и доска размещена во вполне пригодной для игры позиции.
Удивление? Ощущение нереальности? Помилуйте, я давно хорошенько не отдыхал, был простужен, да, в конце концов, которую неделю жил в тумане без солнца... состояние моё оставляло желать лучшего, а потому, без всяких задних мыслей я сел за стол. Признаюсь, не в расчёте на партию с неведомым партнёром, а с надеждой продолжить прерванный сон. Гм, с Надеждой… Едва я пристроился, как в коридоре раздались лёгкие шаги. А миг спустя на пороге появилась тонкая фигурка. Ну, нонешних барышень Вы, милостивые государи, представляете – так что 15 ей было или 20 с ходу понять было нелегко. Но глаз и лицо, и стан её радовали безусловно. Худощавого телосложения, но с вполне… отчётливыми формами. Изящные черты несколько утомлённого лица. Ну и эдакий хитон их полотна, удачно оттенявший длинные, распущенные волосы столь любимого мною светло-русого цвета.
Должен был хоть здесь насторожиться?.. Стояли мы всё же в местах намоленных, да и, хотя иллюзий на тему милых малюток я не питаю, но всё же лагерь с отсилы 40-летней историей не валашский замок. Ко всему – тушение пожаров не сбор поверий в лесной глухомани… Это там, в поле, «когда-куда-кто» звучит непроизвольно, а руки сами выкладывают неприметные крестики то из спичек, то из веток… А глаза сами отмечают при входе в дом есть ли иконы, или стоит сходу 90-й псалом вспоминать. К чему всё это в наш не суеверный век?
Так вот, на сей раз ничего подобного я не сделал. А спокойно проследил за тем, как незнакомка превратилась в партнёра. Разведка наблюдением родила уверенность в том, что девица уже отнюдь не ребёнок: слишком плавными, уверенно-женственными были её движения… Словом, до е-2 е-4 я размышлял, уж простите за подробности, девица ли девица и насколько солдатчина меня загрызла…
Партия шла весьма неспешно: к 3-му ходу прошло минут 40. Тут во мне не то проснулся полевик, не то прорвался интерес к женскому полу… В общем, поинтересовался я, кто со мной играет… И на что – на интерес как-то не хотелось…
Оказалось, что с Надеждой… Дальше разговор потёк хотя неспешно, но плавно: погоды, учёбы, интересы… Осторожность, однажды проснувшаяся, не утихала, а потому я больше слушал. Слушал, и при этом не удивлялся приметам давно прошедших лет…
Слово за слово – партию я аккуратно сдавал. Но готовил при том проход по правому флангу…длинный такой бросок через всё поле ферзём.
- Так на что играем-то? Деньги? Обед? Жизнь?.. – веселясь, спросил я.
- Жизнь?.. Это можно… - от такого ответа, признаться, стало не по себе. Даже мила улыбка не успокаивала, хотя, внешне, всё было благополучно: тихая, спокойная игра, уютный полумрак кабинета, очаровательный игрок – противник….
Всё это кружилось в голове. А рука легко, будто невзначай, коснулась тонких девичьих пальцев. Вполне себе живых, в меру прохладных…В общем, подозрения всё не закрадывались.
Хотя… нервы начинали играть сигнал «Алярм!»Но было это скорее от близости партии… Ещё чуть… ещё немного… и вот он – аккуратный прострел. И мат. Почему-то мгновенно обернувшийся доской с расставленными к новой партии фигурами.
- Мгм… отыграться желаете?
- Сыграть…
- Ну-у… а приз за первую партию? Слово ведь дороже уговора? – куражился зря? А почему бы и не? Партия ведь сделана – тут уж горе побеждённым…
- Я только за… но на мою играть нельзя.
- И-ех… Надя-Наденька… Вера, Надежда, Любовь и мать их София!..
Ну а дале, как водится, проснулся я как с похмелья. С больной головой – теперь уже явно не от простуды, темнотой – и с ожогом на руке.
Сапиенти сат… Молитовку прочитал, шахматы перекрестил – те ничего, дымком не закурились – так и я не схимник… А скорее – не в них дело было.
Раскручивать что да как, признаюсь, желание было- да отложил. Не с руки было. То пожары тушить, то бельё стирать, то на перекладине висеть – мало ли дел у служивого человека?.. Да и вопрсоы задавать ему не пристало – особо такие, что до греха довести могут. Праивло прочёл – и спи спокойно – решил я. А всякие дела… туманные, попозже – благо недолго осталось – разъясним.
Так оно и вышло. Проторчали мы в тамошних краях до середины ноября (не все правда – токмо добровольцы), но квартиру сменили. За «гарь» отпустили пораньше, а там… Попозжа наведались.
Ежли вкратце: в лагерях дела те ещё творились, что юнаками, что юницами… А до того в том лесном краю укрывались люди Старой Веры, к которым порою вовсе уж… не тех людей причисляли. Да и простых разбойников хватало. А где кровь, там и все прочее будет. К тому узелку добавились и гари: если уж солнце болотной хмарью застило, то чего уж удивляться, что из давних времён, ещё до-нашенского племени сказки вспоминаются… Много мы всякого нашли потом – но это уже другие были и небыли…

16:26 

дневники 10 года - волонтёры

Из новшеств: у нынешнего, 2010-2 призыва на ремнях, с обратной стороны, вместо фамилий, подразделений и прочей «анкетки» и «календарщины» - «Спаси и сохрани»… ось так.

«Волонтёры»
Читаю журнал для православной молодёжи «Нескучный сад»… статьи про волонт ёров… И понимаю – не по мне. Не по силам, точнее. Страшно. Физиологически – как с парашютом… Не мне, не мне, не мне… не положено человеку болтаться меж небом и землёй, не для этого он – и стра-а-ашно… Другим в радость – а мне шаг за себя.
И то де самое… не противно, не мерзко, а страшно, до обморока, до остановки сердца – страшно и жалко увечных.
Вот так. А в нынешнем обиходе именно это – волонтёрство. Ну и плюс несколько сомнительные дела общественников. Странно пахнут все эти обмены и либеральное студенчество…
И так – недостоин… страшно просто…
А вот добровольцем я был. Волонтёром из романа «Господа волонтёры»… Эт да, эт мы могём…

16:24 

дневники 10 года-2

Зима. Яркое солнце. Пустой плац. Рота, как всегда последней, входит в столовую. Первый взвод уже начал – справа, только справа – по-одному подниматься по лестнице.
- Стой! Смирно! Равнение на государственный флаг Российской Федерации!
Играет гимн, флаг медленно ползёт вверх. Бригада словно вымерла: рота, дежурный, ещё 2-3 «военных». Вычищенные от снега плац и дорожки. И, прямо перед глазами, в утреннем морозном свете видимый особенно чётко лежит у бордюра он… Окурок. И ещё несколько, и плевки, застывшие на асфальте. И жрать охота.
Чувствуется, что на всех всего одно желание – побыстрее… И всем плевать на Гимн, Флаг, «святой долг»
Как будет играть много позднее телефон одного старшего лейтенанта: «Мы все уйдём в запас, когда настанет срок…»
И как между этими двумя небольшими картинками выдаст врио кр: «Я так же как и вы, хочу спокойно отслужить свой срок»
Занавес.

- Направляющий держит дверь!
И, быстрее, чувствуя себя и упиваясь свободой – вниз! Похлопывая по перилам рукой или рукавицами… Дверь – ногой – и взгляд в небо. И можно быть – пусть и недолго – одному, вне строя…
Но было и лучше – воду из-под крана дисциплинированно не пили… В чипок не ходили, жидкости из столовой не хватало. Посреди второй, пожалуй, недели КМБ меня – одного! – отправили в медроту. Взять оставленный там лейтенантом крем от синяков. Пройтись самому – без кого бы то ни было – уже счастье. А ещё по дороге можно украдкой сорвать снег с ёлки – что ну никак не сделаешь в строю. Ели, пушистый снег – и капля свободы.

Небо, небо, небо! Чистая голубая полоса, облака, слякоть и гололёд под ногами. Небо!.. Я выписан из госпиталя и рвусь душой, каждой клеткой тела в поля, в роту, в свой взвод…долгое и не слишком благополучное лежание в госпитале затенило многое неприятное и дало повод для несбывшихся надежд. Но небо осталось. Небо, поле, лес всегда успокаивают и дают ощущение свободы. Небо, облака, весна разлитая в воздухе… н/р, к/р, ЗКВ, дорога на полигон… И там – небо и снег. Взвод ТСР и НП на ротной тактике. И дальше всё как всегда. Но небо и лес остались.

Семья.
Грустная это картинка. На мой взгляд и вкус, настолько, насколько мне это видно. А видны мне контрактники (офицеры и унтера постарше) в отрыве от жён и детей. Но с мобильными и, по временам, с довольно понятными разговорами. Что видно… слишком уж откровенные взгляды на гуляющих барышень, явные измены при возможности, неуважение к женщине… «командный язык при разговоре с жёнами практически не меняется. И, похоже, отвечают на приближенном.
К счастью, так не у всех. Хотя, несколько облегчённое отношение, похоже, характерно для большинства.
Ласковый голос в трубку и напряжённые размышления о том, как обеспечить семью – у лучших. И, ко всему – постоянное напряжение в общении. Потому как если человек качественный, то некачественно относиться к делу он, при всём желании, не сможет. И… полевые, месяца по 4 в году, плюс, к примеру, сборы по ВДП – месяца 2, ну и командировки – до кучи ещё на пару месяцев. Считайте, сколько месяцев дома… А дома, как ни крути, ждут. Названивают, названивают, названивают… нервничают -, просят – криком – не орать, когда тихо, спокойно объясняют, почему неясно, во сколько дома, и вообще – сегодня ли. Потому что сегодня – Тамбов, завтра – Домодедово, через 2 дня – с 1 дома – Нижний, а ещё через день Владивосток. А кому-то и другие плечи: Ростов – Ханкала - Моздок – Владикавказ…
Оклад? До 15. И нервов из-за всяких дятлов без меры. Есть ещё 115 приказ – но он не всем. И совсем не везде. Так и живут…
Хотя, быть может, в домах оно смотрится и по-другому. У некоторых.

Не уверен, но, кажется, понимаю, откуда у Юнгера такое трепетное отношение к природе. Линия, она линия и есть. Хоть в мире, хоть на войне. Быть может, да, скорее всего так – в последнем случае даже больше… Линия… рутина, бестолковщина, матерщина, строй, отупение, озверение… Нет, это не исчерпывает содержания армейского быта, да и всё везде по-разному, но нечто общее и вполне неприглядное весьма распространено…
Так вот, небо, облака, зелень и гражданские… в особенности хорошенькие девушки – всё это не вписывается в армейскую картинку и позволяет, отвлекшись и вернувшись к миру, сохранять человечность.
И, чуть в довесок – быть может во всякого рода добровольческих и «сводных», «офицерских», отрядах иначе. Несколько или совсем. Но линия диктует свои законы. Думается, всегда и везде… Как это не кощунственно, боюсь, что и на Той войне шлака было с избытком.

Буду ли я жалеть об этом годе? Пока не знаю. Особой подготовки не чувствую и весьма беспокоит яичко. Что будет дальше?.. не знаю, не знаю… «Не нам, не нам, но имени Твоему» - и на всё Воля Твоя…
Похоже, подготовки в роте много, хотя и кажется мне, что её мало и ведётся она… не особо. Правдой может быть и то, и другое. В равной степени.
Что дальше? Рота? Кавказ? Штаб? Не знаю, не знаю… Армия даёт верное и точное ощущение своего – да и вообще людского бессилия. Особливо армия в нынешние реформы. Что же… на всё воля Его…
Настави, вразуми и укрепи…
Спаси и сохрани, Спасе!

31.05.10
Следующий день – начало нового учебного периода.
Построение бригады на плацу для проверки л/с.
Через несколько часов весёлое мероприятие надоедает всем.
Офицеры, прикрывшись строем, начинают «тереть за жисть»
Среди тем: машины, работа на стороне… размышления на вполне бытовом уровне, не слишком-то информированного о происходящем в армии обывателя… и, как вывод, фраза бравого кв: «Валить надо из этой гнилой организации»
Позже, у казармы, разговор контрабасов: валить надо поскорее обсуждается лишь то, как это устроить и насколько приемлема статья «по собственному желанию» большинство склонно считать, что вполне… Противники утверждают лишь одно: надо б дождаться премиальных, да «дембельские» получить. Ось такая агония у доблестных вооружённых сил Российской Федерации.

16:22 

дневники 10 года

Папики-командеры

Второй взвод – суки!!!
Блокнот ком. 2 РВ

В чём дело?
В том, что патерналистская схема не работает. Возраст призывников от 18 до 27. Людей 27 лет среди рядовых не меньше, чем среди «погонных». Успешность и адекватность… «Ну, я по боксу в сборную страны входил… хотел в спортинститут – но по математике не прошёл» соц. среда комплектования ясна?.. Она не выше – в лучшем случае – среды обитания призывников. А гонора при этом… выше крыши.
Ещё одно – руки они распускают регулярно… с чувством того что ИМ – можно. Если б за ними не стоял аппарат… большинство – причём именно то, что руки распускает – валялось бы по реанимациям…
Ну и, под конец, - основания.
Два толстых борова, обоим под 30, оба женаты, оба, к слову, любители помурыжить солдат и пораспускать псевдоподии… Так вот, 2 этих милых существа нажравшись залезли по очереди на девчонку 15 лет. Её качества – вне вопроса. Я лучше потерплю, но не полезу в болото купаться. Или, скорее, в родную тираспольскую речку – Говчучку… А этим… созданиям – из унитаза воду попить не в лом.
Командир взвода. 25 лет. Постоянно вспоминает что, мол, в 20 женился (ребёнок родился через 5 лет, так что версия сомнительна) Попрекающий взвод алкаголиками.
Итак, барабанная дробь… нажравшись в поезде… проводницу. Красавчик… Плюс непрофессионализм. Большинства. Жуткий, нудный, подавляющий.
И наплевательское отношение к службе и служивым. Порядок наведён, внешне всё чинно – и будя. Отсюда, собственно, и постоянное причисление к отряду псовых.

Раскадровки
Моему любимому режиссеру
Вечерня поверка: «Равняйсь!» и «Прощание славянки». В свете фонаря не то медузой, не то пауком на кепи бьётся под ветром пушинка. Белая. Похожая на снежинку или маленькое, гибкое, хрупкое и тёплое существо.
А после – аллея в ночном уже сумраке, синее, затянутое серой гарью небо; мутное от неё, тяжёлое – густой воздух. И качающаяся в марше колонна – когда смотришь на небо – линия плеч и голов в кепи… Над всем этим слитный рёв – после накачки командира роты – «Сомненья прочь! Уходит в ночь!»…

В августе 2010
Жара. От жары начинаю звереть. К тому же в поля не вывели, что зря… там время быстрее, сил меньше – усталости больше, и – Природа. Небо ближе…
Всё больше раздражают окружающие. И – как ни странно – спокойнее, резче и с бешенной ухмылкой воспринимаются идиоты-командиры. На 5 кругов по периметру плаца хочется запеть «Ночь и тишина» на бегу… На что-то молодцевато рявкнуть «есть!» А что ещё?.. Остаётся ведь только расслабиться и получать удовольствие… Ну и спихивать работу на других. А) молодёжь-с Б) писарим-с…
И ну в пень это дерьмо. Всё это дерьмо.

Грибы пошли… погоды способствуют… и г-да офицеры выделяют л/с на их заготовку для дома, для семьи… Ну да не даром же сидеть в полях - а так прибыток в не слишком всё же богатом хозяйстве… в чём-то оно верно. В чём-то же… в чём-то отдаёт крепостным веком.
И периодически есть желание написать «Ротный котёл 21 века» - про тот самый, видать, всё ж существующий… что-то тратят офицеры, что-то добавляют солдаты… кого-то подкармливают… из каких-то выплат что-то восстанавливают, а то и приваривают. Как тогда…

Осень около 10 утра. Солнце, зелёная ещё листва, прохлада, почти высохшая роса… метрах в 40, на дороге, слышны дизеля БМП.
Босиком, скидывая усталость, аккуратно – по листве, траве, веткам…
Босиком, в камуфляже, разгрузке и с АК-74…
Босиком, чувствуя землю, прохладу травы, смотря в небо… чистое, свежее небо……
Наверное, так и надо выходить на бой: босиком, налегке, чувствуя свою землю, свою жизнь, свою душу…

Лейтенанта нам привели на ЗКВ. Молодого, вродь неплохого мужика. ДВОКУ…
Так служба уже не радует… И девушка в Сибири, которую надо б к нему же, в Нару. А барышня учится – медик…

Рота-рота-рота… утомила она меня до безумия. Свалить бы отсюда… характер не изменился, драться не научился…
А «братишки» весьма и весьма утомляют. Я б лучше ходил один…
И тоска, тоска, тоска… ушёл защищать Родину, а на деле – пустота. Минимум подготовки, максимум утомительных занятий.

- Поставим задачу – а сами ляжем спать… какое свежее решение! – с полуусмешкой выдал КВ-3. А так оно и есть – это основной способ управления, воспитания и т.д… Ну разве что «спать» глагол вариативный и легко заменяется на «пить», «жену/…дь …ть» и т.д. Ось так, как ни печально.

Странно, но… регулярно приходят воспоминания… ещё до-пещерные, из, по сути, уже не моей жизни. Да, своих я не бросаю. Да, «Пехота своих не оставляет. Гарда!» - но когда на тебя не выходят сами… и когда ты смотришь на чужую жизнь едва ли не как на литературное произведение… А главное – когда нет желания продолжать или восстанавливать – это уже плюсквамперфект – давным-давно прошедшее.


1,2,3-кадровки
Миле Разгон
Продолжение «раскадровок»
Около середины дня. Поднимаюсь, оторвавшись от план-конспектов, и подхожу к печи: размяться, взять красную ручку, угоститься печенюгами… Угостившись, присаживаюсь «прожариться» - на нарах, поближе к буржуйке. Окошки «реснички» закрыты, темно, жар и всплески огня от печи… «Кто дверь опять закрыл?!» - полотнища разрываются, и в полусон врывается солнечный, прохладный, с яркими цветами и до безумия чистым голубым небом день осени… День, полный природы и не сопрягающийся с сумрачной нашей палаткой, делами, склоками… нами самими.

Утро: солнца не видно. Прохладный, плотный туман метров полутора у земли. Тёмные, жухлой, сырой листвы цвета. Постепенно туман набухает, поднимаясь вверх и расползаясь в стороны. Одновременно он становится менее плотным, теряет осязаемость… Ещё через полчаса высоко в небе появляется неяркое пятно нашей звезды – но всё по-прежнему темно и сыро.
Через час будет яркое, голубое небо и вымытые, чистые цвета Флоры.
Задняя линейка лагеря. Серо-зелёные палатки. Серо-зелёные пятна строя. Серое небо.
Помахивая хвостом, отставив вверх одно ухо, размываясь в беге клочьями шерсти проносится довольный и весёлый рыжий пёс.
Правда, в этом сумраке и он густого коричневого цвета. Но ему всё равно.
Пёс весел, доволен – и свободен.

Забавно… иногда приходит память. Наверно, потому что пищи для ума маловато. И потому что осень. Осень, время памяти, дождя, прохлады, красок, щемящей тоски. Рубежами… рубежами отхода, взломанными линиями УРА, шрамами на сердце…
6 лет назад… Господи, как страшно… 6 лет уже… Сентябрь. Бологое: запахугля, темнота, фонари, влажная трава, поезд в другую сторону… Питер. Слёзы: «Я же попрощалась. Я же хорошо попрощалась…» Останемся друзьями? Ну-у… может, и остались. Хотя, далековато теперь. По всему. А может, просто переоцениваю своё былое… Земляк к этому времени был с Бендерами-92 и, наверное, уж и с какой-нибудь Ичкерией. Али просто взводом.
5 лет назад… 2004 ещё актуален, сентябрь-октябрь… сначала просто «Туман войны» (интересно, кто здесь читал Клаузевица? М.б. начраз?.. да, она совсем не та…), затем – с маху и напролом, на предмет: «Что происходит?» - раз за разом, нисколько не смущаясь… И ощущение допущенной ошибки. Потом… кажется, февраль. А перед этим – ура! – недопущенная ошибка и более-менее полезный контакт…
Сентябрь-6 – 4 года назад… тревожный звоночек… мелькнувший страх – но всё ещё могло сойти плюс-минус безболезненно. Но нет же… Октябрь. Разодранное тишиной горло. Слёзы. Хрип в груди. Но… вроде сошло. Чтобы ударить сильнее в несколько раз.
Октябрь-7, что ли? И зима-7. И 8… Боль, боль, боль, ошибки на предыдущие ошибки, заброшенное всё и, по ощущениям, подсаженное сердечко…
Лто-8: нервы вместо жил, броски в заданном ритме: к… за это… всё это – за это… Но нет. Покой, пришедший с осени. Относительный… И, с зимы, курс на лечение…
Осень-5, поиск. Отряд «Единорог». Все годы затем…
Зима-9… последовательный СО всего по 3 объектам…
Что странно? Что тревожит? За 5 лет – круг не слишком изменился. Круг… люди – неколико да. Была зачистка. Но круг… словно в 4 стенах – и выбор весьма ограничен…. Собственной глупостью, пожалуй. Мол, кудым дотянулись… И в итоге- те ж мотивации. Хотя… не только. Ещё и недостаток информации. Плюс собственная недостаточная подготовка. И всё же…
Итог? Память, память… и тревога. Может, просто отсутствие опыта № 1?.. Как ни пошло, но… Что ещё? Хвосты?.. вероятно.
3. 3. 3… с более-менее сходными характеристиками.
1. Лёгкая неустойчивость. Средние «отягощающие обстоятельства». Главное? Контакт не пошёл. Хвосты?.. Допускаю…
2. Устойчивость исключительная. Туго. Хвосты не те. Но е… и один в активе, отчего и не прошёл. Хотя… додавил бы.
3. Надёжно. Средне… но, скорее по предысториям, что, однако, не отменяет… 2-3 хвоста… вроде. И – всё очень далеко зашло. Странные ощущения… весьма. Отчего-то тревожно. Быть может, от собственных недоработок. Быть может – о интонаций… или неопределённости некоторых установок… Цо то бзенде?.. Всё как-то весьма определённо… Но при этом – чёткие опасения… Что плохо. Есть желание врубить заднюю. Огромное. Там? Там вроде вполне… вполне себе полёт. Как в проклятом 4-м у меня. Потянет ли он, этот полёт, возможные неустойки?.. Бог весть… Ошибок не хочется. Нет ни времени… ни, главное, желания. Совершать ошибки. Ни отступив, ни двинув вперёд. «Если не знаешь что делать – продолжай идти вперёд». «Кто за нас?// Кого бояться? Где пути?// Куда податься?» - и нет полёта. В 4-м был. В… где-то 7-м, когда было уже поздно – был.
Себе я сейчас не верю, а советов ждать смысла нет. Да и не стоит – ответственность нужно уметь брать на себя всю… Полёта нет?.. Дык… 4 отбр. Другие задачи. Мы не летаем. Мы месим грязь. Траки. Мы обеспечиваем траки… Траки, на которые нас намотают.

А ещё когда-то была Таня Красикова с «Чего-то хочется, а кого – не знаю». С димкинским «Мужик не собака – костей не любит» я не согласен… и вполне прошёлся бы по Татьяне Юрьевне… с полнейшим своим удовольствием. Но тудыть мы не пошли. И в том своя сермяга. Вероятность н-ного несовпадения там весьма и весьма велика. Хотя… вспоминать можно многих, но информации для прогнозов безобразно мало.
Была ещё, к примеру, Натальюшка – но тудыть мы не пошли. Возможно, зря. Но не пошли. А нонеча свободы нет. И, вероятно, вже не будет…
Отчего-то есть большое желание отыграть – но сие будет редким свинством. И неохота в общем – ибо… «…всё очень хорошо, всё очень мило…» Пожалуй, более всего смущает непервоочерёдность… что плохо. Очень… Комплексы бывают разнее, но всё же… не тянет на сложное.
Охота е до простых и ясных историй. Которые бывают. Сие недобже. Но факт…
А ещё впереди 3 месяца тоски и бреда. И слишком уж тянет на «солодкое».
И не по чину, не по статусу – на продолжение приключения да крест «За службу…»

Удивительна местная всеобщая ненависть. Все всех ненавидят. Есть ощущение, что все мы: и сроканы, и контрабасы, что со звёздами, что без – все мы зверьки… И уставы наши писаны не кровью, а мочой, что бьёт в головы енералам…
А где-то русской службы полковник, а югоосетинской генерал-майор, лично сжигавший грузинские танки… А где-то земляк, сжигавший БТРы и водивший роту…

Надо искать работу… или службу. Но есть подозрение, что отсюда службу не найти… а значит надо искать работёнку эдак на полгода, до устройства на службу… С приличной таньгой… ибо… ибо… ибо пора. И барышня на руках. Что при всех тревогах радует… очень радует и умиляет… И обязывает.
Ось такие пироги…

И перепутавшиеся дни недели
Сбивают годы в неразличный ком,
В котором средь вины и боли
Уж не понять, что раньше, что потом

Второй день дождя, подготовки к РТУ и сна… После сплошной череды стрельб и тактик передышка представляется вополотившимся мифом о золотом веке. Грызня проходит мимо. Ежедневно появляется какой-никакой, но веселящий приварок. Офицеры днями пропадают неизвестно где – за что им огромнейшая благодарность – и пьют, пьют, пьют…
Что есть? Роздых и желание поскорее уйти в запас…
Что ещё?.. Тоска… сумятица в памяти и полуоформленные картинки из прошлого – в основном, из недавнего. Давнее вспоминается чётче, в … и в ней яснее, что и как было…Неправильно. Ну а совсем былое – так… справочно-иллюстративный материал. Пожалуй, глядя со стороны, в своих делах едва ли не сплошные ошибки: лень, безразличие, упрямство и требования не по чину. Плакать о былом и несбывшемся (последнее уж точно – потерявши голову…) – глупо. Но , увы, тревогу вызывает и нонешнее. Точнее, ближайшее же будущее… Хватит ли твёрдости, внимания, тепла и деловитости?.. Бой покажет…
А ещё интересно – пойдёт ли наконец полёт…

Неделя роздыха – части роты перед 3-невным броском по лесам, нам – неведомо как. Впереди сдача физо и прочей дряни…
Странно всё, странно – год в никуда…. Подготовка минимальна.
Ещё… ещё страшно. Вроде ничего не предрешено, можно дать отбой, но уже поздно… И оттого страшно. Отчасти похоже на ощущение перед прыжком – не так остро – но и это понятно, нет физической угрозы… А так – вельми страшно. Моментами что-то прорезается в памяти – то одно, то другое…
В роте всё как обычно – то понос, то золотуха. На днях вот – вроде вчера – искали по сети матерные стихи Пушкина и Есенина: «Но нет, они низки не так».
Что ещё… забавный момент: слонёнок не раз чушпанивший, пару раз – а то и боле – без меня и моего ведома моё, очень обиделся, что без него допили его кофе – это при том, что он был в увале с родными… однакось так.

Прыжок… 5 штук. 1, самый тяжёлый – 2. И ещё 3 – вертуха. Для меня – один сплошной страх. Страх, страх, страх…. И никуда от него не уйти…

РТУ – обидно, что не иду, но… как представишь, что будет… ну в пень. Не в возможном составе.

И р-раз: я делаю шаг левой
А после делаю шаг правой.
Я делаю шаг левой ногой
И после – шагаю правой.

Шагаю, шагаю – то левой, то правой.
И мне ещё хватит до тошноты:
Раз – левой, и два – правой:
Строем, строем вне своей правоты.

Но время бывает, когда я один:
И тогда, для себя, иначе совсем…
Я левою делаю шаг ногой –
И следом ступаю правой.

Был тута ликбез по «Отцам и детям».

В бане
Разведчик – штучный товар. Именно поэтому их готовят массовыми партиями.

Ты возвращался домой
Когда-то давным-давно я шёл по ночному городу. С рюкзаком-колобом за спиной и… смешным, но удобным ножом. Колонна до моста – а оттуда по домам в россыпь – эвакуация скаут-лагеря из-за разлива. Домой очень хотелось – и получилось. Тёплая ночь, одиночество, переулки – и нож. Так можно было бы возвращаться и доброволу… желательно в дом, где тебе рады и ждут даже тогда, когда ты заведомо далёк и вернуться – по-идее – должен ещё не скоро…
И – не знаю, не помню зачем – я возвращался в город в августе 8-го. Зачем, что я там делал? В упор не вспомню. Лето было… маршевым. Архангельск: вдвоём, частью стопом – Москва. 8.8 – Тирасполь-Кишинёв: с дедом, неоднократно – Москва – Борисоглебск: нервы, напряжение, БУ СВ и альюом схем по ВМВ, удивлённый таможенник – деда на руки бабушке – Балашов – Волгоград – Владикваказ – Сталинири: на одном духу, вдого, за ранее рванувшими друзьями…
- Я из отряда…
- Кто старший?!
- Ротмистр Александров!
Оттуда: Миводы – Ростов – Тирас…
В Тирасе Лада моя свет Юрьевна, Ирина свет Витальевна, дядюшка… вроде так – и потому…
Вроде ехал один… один.. в пустой дом… портуха, джинсы, футболка, берцы… Как-то так. Вроде рюкзак был… не помню, как ни странно.
А на обрате: опять Губари – пил в автобусе с мужиками… то ли составлял, то ли вёз отчёт… дополнил его из мужиков… Одним из них – сержантом 16 А был принят в чём-то за своего… Там так.
А ещё: 8 926 914 39 08 – шутки про цифры были ещё году в 6-7, но что стали правдой… может… наверно, предсказуемо – но неожиданно…
Там, наверное, - точнее, не там, а после того… после невозвращения и не-встречи, даже не-выхода на связь «цифирки» стали теряться, хотя резали ещё до 9-го…

10 Год
Сентябрь. Торчу под Наро-Фоминском, полигон Головеньки. Уволен Лужков. Грят – пик губернаторской чистки 2010. В 11 и 12 выборы… Год 2010 – армия…
Уходил служить Родине, в итоге же – жду дембеля. Нехорошо. А в параллельном мире – губернаторские чистки, вертикали власти, маразмы Лимонова, напоминающего Троцкого в последние его годы: туповато, пусто и однообразно.
Немцов – друже…
Ну и периодические заявления лидера гей-движения по отставке… То ли глум «Коммерса», то ли простое и чёткое обозначение того, что все они, колхозом, одним миром мазаны… Ось так. Мышиная возня – и не ясно, что мне делать.
А предыдущие выборы были суровы. Ну, ЕР на думских – муйня. Вот то, что в тот день очень хотелось пересечься с Ирой и оно вроде как было даже уговорено… ну-с и аналог на президентских, где целенаправленно запорол бюллетень. Но и это чушь. Не до того было: личное явно всё это перекрывало… Серо, помниться, было, грязно-снежно и не жарко. И пога-ано… Сейчас иначе.
Сейчас е вопрос: «Что далее?» - ибо с Катюшей имеются некоторые… недоработки и рассогласования. Год прошёл пусто – служба, по сути, заради галочки – год в никуда… А у Ланки ребёнок… девочка Аня… уже 3 месяца. Однако. Во, пока писал, понял в чём дело: у Ласи идёт так как должно. У меня – по идее – должны б быть нашивки да ЗБЗ али за то ж благодарности. Или просто зарубки. Их нет. Есть рубец от глупой драки и неулучшившийся характер. И неизвестная, под вопросом дальнейшего развития свадебка впереди… М-м-мдя… Возможно, на самом деле, нужен был кто-то, дабы ждал. Теперь, однако, важнейшим руководителем должна стать этика.

Слушаю джаз, топлю печку, ползаю по контакту. РГ ломятся по лесу… Служба, мля

Забавно. 60-ки были и в 19, и в 20. И в оба века сыграли довольно специфичную роль…
А нонеча 10-е… что ждать? Пошлятина местами, слегка неясно, но, в общем, стабильно, тепло и уютно. И, кажется многим, так будет и далее. А ещё – системный кризис.
Вот лично для меня новая война несомненна. Вопрос: какая и когда? Не ясно. Впрочем, мы не готовы к любой. Ещё… ещё я жду декабря. И пью глотками осенний холод. И краски серого неба. Проходя по обсаженным деревьями дорогам смотрю на палую листву, и на листву, ещё целую…
Серое – жёлтое, серое – жёлтое… В даль бы… Но пока, до декабря, всё предельно определённо: ар-ми-я. Ось так…

«Когда он пьян, он брюзжит и дерётся… Когда он трезв, он лежит на чём попало и молчит»
Читая Чехова.
Во-первых, ценить его в качестве учителя словесности не тянет. По крайней мере фельетоны его не для того… Хочется Тургенева… а читаю газеты конца 19 века. Тяжело . Но иной прозы под рукой нет.
Во-вторых… во-вторых, весь день странная, мягкая, лёгкая, тёплая и ласковая тяга к Кате… Ну очень не хватает. Требуется обнять и гладить. Желательно укутавшись – взаимно – тёплым уютным пледом.
И поев – но эт знаки времени – вот-вот обед…
В-третьих, забавно вот что: письмо выливается в двух случаях: переполнения природой (Осень… столько написано - а мало: холод, чистый воздух, запах листвы, серое и жёлтое … И хочется пути. И свободы, свободы цели и дела. Или же прозой. То есть, просто другим текстом. Ось так.
А ещё, понятно, почему «Оружие возмездия» - в основном на поздних записях – ажли не идти сюда с конкретной целью натурального письма – на первые периоды службы хватает других забот и очень не хватает времени. Ни на что.

Лирическое путешествие в кузове КАМАЗа
Ноябрь, мулинский полигон, очередные показные занятия. С собой – неизменный 1к119 в рюкзаке. Точнее, ст. с-т. к/с Шестаков, при нём 1к119, при ём же – в свою очередь, обслуживающий механизьмь. Он же с/с рядовой. Я то бишь.
Это отнюдь не из ощущения при обращении – так… из суеты в штабе при отправке. Когда мы за 2 часа полностью – включая получение документов, собрались в эту командировку. И оттуда же:
- Ну и 2-й пусть едет за свой счёт… Потом вернём.
- Да никогда так срочники не ездили. Как, если он получает 330 р.? – удивлялся к/в, предчувствуя удар по своему карману…
Ну да обошлось. Дали ВПД…
За спиной – штатные уже 40 с гаком, за которые в кои-то веки пообещали даж налить стакан спирту… А в кузове КАМАЗа 2 день – как в раме – картины Шишкина: песок и сонны, сосны и песок… и небо. Удивительное ощущение.
Снова свидание с ещё на тех, майских, показных старлеем, услышал в его адрес СИО – случайно исполняющий обязанности. Ну и от него: получу в новом штате взвод БПЛА – и буду просто летать на самолётиках… а через 1,5 года – конец контракта. И буду смеяться…
К слову, евонная 9 омсбр в полях едва ли не 9 месяц – считая 2 тамбовских сборов ВДП ось тако…
Что ещё… ещё – в отличие от мая холодно. И живём в палатках без цивилизации и магаза… Хотя, условия тут лучше, чем у нас – ну да 7 не 4… зато мы были на пожарах. И «охрана аэропорта» неделя сидения в резерве и команда «к принятию солнечных ванн – приступить!» - футбольное поле в телах, на которых одни только безразмерные чёрные трусы»…
Вот так.
Жду дома…
А ещё, похоже, что уходят лучшие, способнейшие, нужнейшие. И наиболее адекватные. Те, кто в состоянии найти работу, устроиться вне армии. И которых больше раздражает местный бардак.

!0 с половиной месяцев службы – и первый, на несколько часов визит домой за службу. Эт на заметку, при времени подскока около 3 часов в одну сторону… и, выбери я другой вариант, вполне преодолимом…
Но дело не в этом. Просто… как буд-то вышел даже не вчера – утром. И снова зашел. Дома всё так же. И совершенно не ясно, куда ушло всё время оно…
Нонче…нонче 5.11. Уже нск дней в лагере рб 9 омсбр. Мулинский полигон, будь он… Ну да он и так – есть и будет. И 2,5 года назад здесь уже был – тогда в рр Ямполя ст. с-т. – сопровождающий. Точка у него, кстати, 12.11 – ось так не повезло человеку…
Что ещё… ещё дятлы – мило. Впервые наблюдал, как они питаются: серия резких, громких ударов, затем – быстрые и лёгкие удары, вероятно, выбирающие насекомых.
Был ещё дождь. Выполз я под него, подумал нечто неприличное… а потом решил, что мокрый песок вполне себе напоминает мокрое побережье. Определённо, без моря здесь пропадают та-акие пески под пляжи…
Что ещё…
Ещё – 2-й день на нарах. Мрак. Палатка и люди в камуфляже. Много людей и мало места… мрачно. Тяжко.

Думаю, ради чего люди служат. Точнее, выбирают службу как профессию. Не знаю. Часть – несомненно из раздела «всё равно работать не буду» - но это минимум.
Что здесь? 9 месяцев в полях. Мрак. Дискомфорт, те ещё условия жизни. Нищенская зарплата. Неужто и вправду – Родину защищать?
Опять-таки не думаю. Минимум… Зачем же, кто же? Вполне себе тема… и не одна армия – силовики в целом. Забавная была б работа… Думаю, острая…

До сей поры не перевариваю пресса - а здесь прессуют вполне се. Даж летёхи, которые «в войсках» без году неделя – что и чувствуется. Уступают даже нормальным дедам-годичникам, ну а старый, 2 контракта контрабас, это фигура уровня ротного…

В целом же – надоело, и пора домой. Остро и давно.

Вспомнилось что-то
Зелень, летняя, шумящая листва эдак в полдень вызывала всегда странные чувства: смесь тоски, озноба и щемящего ощущения близкого конца. И маета… не захочешь – в полуденницу поверишь.

Поганая штука память – особенно когда делать особо нечего. 2-ю неделю торчим под Мулино в полях – то ещё удовольствие. Хотя есть и плюсы. Смущает, по сути, едино выключенная включённость в чужую жизнь. В отрыве живётся и повеселее и полегче. Ну и вообще, кубарь штука неплохая: и душ принять, и 119ю обслужить… и лишний вес из рюкзака сгрузить…
Чистого неба не было ни дня – зато гаммы синего и серого ежедневны. Сегодня ещё и багровые: небо и облетевшие берёзы… Песок, травы, кустики… реально б здесь поработать… но срочка у меня мирная – так что память…
Память, память, память… нервы рвутся. И от неё прокручивание – вполне бесплодное – нынешней ситуации.
Что есть в памяти? То, чего нет сейчас. В памяти стена огня первого раза – и всё ещё живая обида за то что не смог сразу сработать… В памяти дикая боль и обида второй попытки…. Ошибки свои непростительны, сама себе мерзок – из-за слишком многого. Некачественно сработал – слова были те ещё, а вот отдачи по полной не сработал. И ресурсы… В итоге – в ноль, в ничто, а хватило бы их на много диплом был бы другого цвета… или иначе – на нерве, злобе и пустоте – сложилась бы служба. И так дале… вплоть до качественного кача – продавливания, по списку: Лариной, Исаевой, Разгон… А было подсаженное сердце, нервы, запоротая учёба… и обоюдная боль. Уходить ч не ага… не мастер. Как и в остальном… Хотя не – нервы в нить и мозги выносить я вполне ага. И с желанием, и без. Есть, вроде, и плюс – мягким я быть навострился. Или лицемерным? Скорее, всё же мягким.
А так – пустота…
Но нет. Нет того, что в памяти – но в памяти есть и нынешнее: потянуло к антиресненькому… недостатки начал считать. Не добже, дюже не добже…
Тянет то влево, то вправо… нехоженые дороги и тропы вполне себе манят… не передать как, в основном, правда, в теории… Главное – помнить об этике и цене поворотов… Ещё важно не дать почувствовать слабину – и суметь далее в месте не повторить ошибку одной осени…

Смотрю войнушку перед дембелем… если б всё было так в Осетии… 4 штурмовика- б-бах. Ещё 2, другого типа – б-бах…. САУшки… родимые… 4, вроде, «крокодилов» - по ракете, и очередь из курсовых…. Потом они же каруселью – и 6-ки, аэромобильный десант.
В промежутке – зенитки… Из 10 ракет одна – таки в цель… Тунгуска ошибается на сотни метров, потом – бэхи, десант на АН-12… Лихо, короче.
Братишки из 16 выходят с оружием и ГК… понтово, короче. Для себя – так бы лихо… Хоть и жутко… Что ещё… Игры из серии показуха показухой, и нецелеположенность нонешней армии на месте, но так… смысл в игрушке есть – бэхи катаются, пилотам налёт идёт… А я албаню – торчу на 18 нормативе, стою, туплю, мёрзну… зато смотрю на тетатер...
Вот так оно странно…
Что ещё… ещё грустно: год в ноль – ни научился, ни Родину не позащищал – так, чуть физо подправил… ну и дело «загалочил»

Смотрел надысь «Константина» - так себе фильмец, теология сугубо декоративна – ради спецэффектов, картинки: рейтар, прынцесса, драгоны… - антура-с. Но вот ангел-хранитель там забавен. Из серии: «Я солдат»…. Даже не важно чей или чего… А солдаты, не важно, какой армии, какой войны… И, что характерно и специфично – не вжно, за «Бобра» они или за «Козла». Солдаты добрыми не бывают. Не зависимо от стороны и чистоты идеалов. Ситуативно, конечно, бывают: «соба-ачка»… А так… служба. Злость.
Точнее, как у тех же собачек – злобность. И пустота во взглядах: бо нет нам дела ни до чего. Окромя пожрать, поспать, да, мабуть, урыть чужого на «красавчик». Солдаты грубы, злобны, ленивы да дурно пахнут. И, время от времени, оказываются спасителями.
Всё просто: «Мы окажемся нужны// Только в случае войны» А она всё спишет. И, на самом деле, она многое списывает… очень многое…
Я ещё помню август 8-го и его послевкусие. Там было много градаций, и в разное время-место на первый план выходили то те, то другие. Была 1-я и важнейшая: свой – чужой. И 2-я, не менее тяжёлая: был – не был… А уж внутри 2-й: когда, где, как…
И памятна судорога, сжимавшая самого в рагу: чистануть бы всю эту… массу… по забитому коридору – веером…. И дикая обида на ростовских ОМОНцоа – не бывших, и вещавших всякое говно, по сути, ради бутылки пива…
И была, к примеру, милая барышня Аня Исаева... ну оч-чень милая… м-да. И, к слову, напоминающая одну петербуржскую знакомую… м-да уж-ж… Так вот, была Нюта, вполне способная оценить поэзию брони, будь она неладна.
А ещё были те, кому всё это безразлично. И это было ну уж совсем… обидно. Вертаешься, весь такой с Юга… задержавшись, спецом, чтоб хоть полвопроса получить – и облом. И шиш Вам. И сердечко заходится в желании помереть, исчезнуть…
И была там парочка ошибок… надо было цепляться за енерал-аншефа, хоть ещё на недельку, а то и две… И, не сумев этого, надо было валить осенью к тетушке, и балтийцам…
Ну да есть то, что есть. И, слава Богу за день нынешний, вчерашний и завтрашний…

Соскучился я… видзовсим… не хватает родного тепла рядом… очень. Тоска ползёт и ползёт… мрачно… Чем меньше ждать, тем боле невтерпёж…

Живём, живём, и всё время ждём каких-то дат. Сейчас жду точки, когда-то ждал 8.033, потом 29.10 – поздравить, ну и 12.11 – реакцию узнать. Пару лет – сходить с ума в промежутках…. Да и не ток в них. А жизнь, она идёт и идёт… Даж странно.

Мидоуэй. Имперский дебют.
1-й экспедиционный флот, экспериментальный.
Группа: корабли ПВО, нск баз – мониторов, основная ударная мощь которых - ракетное вооружение, москитный флот – самое милое во всём… глиссера. 4 торпеды, бешенная скорость… Попытка ассиметричного ответа на авианосцы. Точнее, на авианосные группы.
ВМФ эт вам не флот империи Микадо… никаких костей под случайные факторы.
Их и не было…
Крылатую нечисть смели ПВОшники. В ноль.
Москитный флот довершил начатое дальней авиацией…
Римейк не получился. Хотя… о проходе флота через атолл стало известно за 2 недели.

22.11.10 Ура!!! Есть Бог! Неделю пропадавший блокнот нашёлся…

Не знаю, как выглядит переход от хорошего командира к… пофигисту, но, отслужив при пофигисте нормальный ком во второй половине службы воспринимается как кара. Тебя шпыняют и напрягают вовсю, а потом… потом опять пашешь как конь. Точнее, как слон.

Жизнь в отрыве от подразделения – прекрасна. За исключением госпиталя. Хотя, сейчас я б и там отдыхал… А так… если б не полевой, я плюнул бы и на «Гвардию», и на прыжки, и на командировку… к тому же, не факт, что здесь пробить будет сложнее
Очень раздражает окружающее. Даже при ограниченном контакте с РТСР РБ 9 омсбр.
Думаю, в ближайшие полгода палатка без женщин будет для меня неприемлемым вариантом. Хотя, помнится, состав ПО «Единорог» мне такими проблемами не грозит. Ещё не уверен, что хочу Кавказ. Но… тянет. Плохо представляю, как смогу оторваться от Кати…
Хотя, эта авантюра под двумя большими вопросами: увольнение досрочно, и занятиями без которых я дорогу достаточно не вытяну.

Уже нск дней не было выездов – это почти счастье. Вот так лежу опять – а память ой как мешает… И память тела, и память духа… и мозги, в рагу их с яйцами – не откликаются.
Ошибки, ошибки, ошибки… неприятно.
И память тела… И совершенно непристойные и грешные мысли. Ибо есть пара знакомых… и вполне перспективные не только грешные мысли. Но низ-зя. Ибо неэтично. Но ску-учно.
И было, было славное, прекрасное время… поступления. Абитура… каким-то макаром я умудрялся нормально, с получением удовольствия но абсолютно без лишних мыслей общаться со стайкой юных прелестниц. Одна из которых была года на 3 младше меня нынешнего – и на 4 старше тогдашенго… хе…
Жаль, жаль прошедших – и так и не наступивших времён. И очень хочется что бы хоть и не на глухо – но теперь уже навсегда перекрыло…

13:32 

Шовинизьмь)))

НОВОСТИ ИЗ ПАРАЛЛЕЛЬНОГО МИРА

В ГРОЗНОМ ЗАДЕРЖАНА БАНДА РУССКИХ АВТОУГОНЩИКОВ...

05 декабря 2010 г.

В Грозном задержана банда русских автоугонщиков, которая занималась угоном престижных автомобилей. Похищенный автотранспорт затем продавался в центральных регионах России.

Этнические русские группировки контролируют наркобизнес в Грозном.

В центре Грозного задержана группа из трёх русских, у которых изъяты рогатины и кистени. Наличие данного оружия русские объяснили особенностями национального костюма. Русская диаспора в Грозном потребовала немедленного освобождения задержанных и прекращения беспредела по национальному признаку.

На улицах Грозного прошёл автопробег русских, которые стреляли воздух из пищалей, а в завершение акции устроили коллективное исполнение "Калинки-Малинки" под балалайки на центральной площади.

- Чеченское население Грозного боится русских: они собираются в большие группы, пьют пиво и разговаривают на непонятном для местных языке, оскорбляя окружающих, задевая прохожих и приставая к чеченским девушкам.

- Трое русских задержаны в Грозном за попытку изнасилования чеченки. Извращенцы пытались прямо на улице познакомиться с девушкой и угостить её мороженым. Пострадавшая госпитализирована с нервным потрясением.

- Жители Грозного возмущены привычкой русских прямо во дворах лепить пельмени из свинины. Русская диаспора отвергает претензии, ссылаясь на национальные традиции.

- Жуткий случай в воинской части Грозного: русскоязычные военнослужащие избивают чеченских новобранцев, отбирают у них деньги, и заставили чеченцев выложить своими телами слово "MOSKVA".

- Матрешки в виде овец с надписью хохломой "Нохчо", оскорбляющие национальное достоинство чеченцев, изъяты сотрудниками правоохранительных органов на одном из рынков Горозного.

- Чеченская общественность протестует против открытия в Грозном улиц Ульмана и Буданова.

- Вмешательством Уполномоченного по правам человека закончилось разбирательство драки между бывшими военнослужащими ВДВ и учащимися третьего класса грозненской школы номер шесть. Омбудсмен заявил, что чеченские дети спровоцировали драку, находясь под действием наркотиков и выкрикивая националистические лозунги.

- Маленький Ахмед не скоро станет мужчиной: озверевшие русские окупанты силой отобрали у семьи мальчика последнюю овцу.

- Жители Грозного возмущены тем, что русские носят при себе огнестрельное оружие. При этом выяснилось, что разрешение на ношение у них имеется, и как заявил уполномоченный по правам человека в Чечне Владимир Мартинес-Орлов, оно получена в установленном законом порядке, так как все эти люди являются бойцами московского подразделения "Батальон-ЗАПАД".

- Ушат Помоев пообещал найти заказчиков вчерашней трагедии. Напомним, вчера террорист-смертник пустил под откос поезд Грозный-Махачкала. Личность террориста установлена: это член террористической православной организации экстремистского толка "Бригада великомученников христовых" Иван Пожаров, чей брат, боевой коммандир Василий Пожаров, был ликвидирован в ходе спец операции в химкинском лесу в прошлом месяце.

- Жители города Грозный возмущены строительством православного собора.

- Жители города Грозный возмущены требованием русской диаспоры расширить соборную площадь, так как не все верующие имеют возможность попасть в храм. Отец Анатолий пояснил, что на великие православные праздники приходит очень много прихожан, и разместится всем в самом храме нет никакой возможности. "Православных верующих в Грозном около 3 миллионов" - рассказал нам Отец Анатолий. Тем временем местные жители негодуют. "Нужно быть толлерантными, но не до такой же степени, чтобы в центре исламской столицы Кавказа отстраивался и расширялся храм гяуров" - пояснил журналу раздосадованный местный житель Рекорд Надоев.

04:45 

Житейское

Сплю один - не высыпаюсь из-за чтения/работы.
Сплю как надо - не высыпаюсь.

Вопрос: как, блин, выспаться?

градские записки

главная